Category: психология

Баттхерт продакшн Butthurt production

Миссия

Здравствуй, мой маленький мохнатый дружок!
Как ты, конечно, знаешь, у любой уважающей себя организации в наши дни должна быть Миссия. Миссия - это то, что ты делаешь для Бесконечного Космоса, частью которого являешься. Вот и у нас тоже есть своя Миссия. Мы прошли долгий Путь, чтобы ее Осознать. Так вот:
Миссия журналистского сообщества "Баттхерт Collaboration" - Созидание! Ведь ты помнишь, что Б-г создал Вселенную с блекджеком и прекрасными дамами? Вот так и мы, подобно Б-гу ВНЕЗАПНО Осознали, что должны Создавать Баттхерт. Ведь именно благодаря Баттхерту, человек познает свою Истинную Сущность, устранит препятствия на пути своего развития, обретет способность решать свои психологические проблемы, ощутит Счастье Существования, Истинные Чувства и полноту жизни.
Такие дела, мой маленький мохнатый дружок.
Искренне желаем Тебе испытать фейерверк множественных баттхертов. 
И... Да пребудет с тобой Шварц! :)
Баттхерт продакшн Butthurt production

Шаманская психология или телесно-ориентированная психотерапия (ТОП)

Оригинал взят у di_chaldini в Шаманская психология или телесно-ориентированная психотерапия (ТОП)
Телесно-ориентированная психотерапия (ТОП) — терапевтическая практика, позволяющая работать с проблемами и неврозами пациента через процедуры телесного контакта.

Начало телесной психотерапии положил Вильгельм Райх, ученик Зигмунда Фрейда, который отошёл от психоанализа и основное внимание уделил воздействиям на тело. Его работы продолжили Ида Ролф (основательница ролфинга), Герда Бойесен (основательница биодинамики), Франц Александер (один из основателей психосоматической медицины), Мэрион Розен основательница розен-метода и Александр Лоуэн (один из основателей биоэнергетического анализа). В России к телесно-ориентированной психотерапии принято относить также Метод Фельденкрайза.

Какие же теоретические построения лежат в основе ТОП, какие мысли вложили авторы данной модальности, насколько они научны и объективны, давайте разбираться.
Collapse )

Баттхерт продакшн Butthurt production

Миф созависимости

Оригинал взят у di_chaldini в Миф созависимости
sozavisimostСозависимый – это человек, который так сильно сосредоточен на проблемах своего близкого, чаще всего члена семьи или друга, что это сопровождается у созависимого неудовлетворением собственных жизненно важных потребностей. В более узком смысле созависимость – стремление «спасти» зависимого, контролировать его и принятие на себя всей ответственности за его поведение.

Этот термин заменил собой понятие «совместный алкоголизм» и приобрел широкую популярность в 1980 годы. На тему созависимости была написана масса околонаучной литературы, а общий тираж этих книг превысил полтора миллиона экземпляров. С начала 90-х годов он стал распространяться в России, в основном благодаря группам самопомощи по программе 12 шагов, а также психологами-аддиктологами работающими по Миннесотской реабилитационной программе.

Как и многие понятия в аддиктологии, концепция созависимости была заимствована у психоаналитиков активистами движения Анонимных Алкоголиков. По сути, созависимость представляет собой расширенную концепцию инвертированного нарциссизма или со-нарциссизма. Надо сказать, что психоанализ предполагает только индивидуальную работу с психикой и любой психоаналитик придет в ужас от работы с группой в стиле АА. Тем более некорректно экстраполировать результаты психоаналитических интерпретаций на большие группы людей.

Collapse )


Баттхерт продакшн Butthurt production

"Курсы саморазрушения. Быстро. Дорого"

http://www.sektam.net/forum/index.php?showtopic=3102#entry48728

Тренинги личностного развития обещают быстро изменить жизнь к лучшему, но на деле зачастую приносят только вред.

Владимир Рувинский

«Если бы у меня не было ребенка, я бы выбросилась тогда с пятого этажа», — вспоминает 52-летняя москвичка Маргарита Семикозова. Невысокая, в светлой юбке, на плече сумочка «под леопарда». Говорит, что пять лет приходила в себя после так называемого тренинга духовного развития. Сейчас она в порядке и сама предлагает услуги психолога-консультанта.

Большинство современных тренингов личностного и духовного развития отпочковалось от EST и Lifespring — программ, появившихся в США в 1970-е, на пике популярности движе­ния New Age. После нескольких судебных исков и миллионных выплат пострадавшим участ­никам тренингов или родственникам людей, покончивших с собой после обучения, спрос на Lifespring и EST упал в США почти до нуля.

Роман Тихонов, ведущий специалист Московского тренингового центра, который прошел подготовку в США, объясняет это тем, что тогда «многие концепции» тренингов были теоретическими и на практике «случались перегибы и ошибки». В России Lifespring была популярна в 1990-х, но после массированной критики в прессе программа заглохла. На ее месте образовалось множество новых, которые применяют схожие методики, психологи-профессионалы их жестко критикуют.

Вроде бы, чего опасного может быть в тре­нингах, которые обещают, что научат повышать самооценку, брать на себя ответственность за свою жизнь, поверить в свои силы и пр. Это же советуют книжки по популярной психологии, и ничего крамольного в самих советах нет, другое дело, насколько они полезны конкретному человеку и как этому учат. После тренингов одни впадают в экстаз, становятся адептами движения личностного роста и готовы защищать его с кула­ками, а другие с трудом приходят в себя.

Прочитав в интернете, что тренинг академии «Сотворчество» Лианы Мусатовой «дает шанс каждому совершить прорыв в собственной жиз­ни», 45-летняя Маргарита Семикозова решила, что это именно то, что ей нужно. Карьера не задалась — работала секретарем, официанткой, сиделкой, лифтером, артисткой в кукольном театре, ревизором. Личная жизнь тоже: три бра­ка — три развода. Прорыв нужен был как воздух.

Заплатив $100 за первую ступень тренинга, Маргарита попала в группу из 40 человек. Это были студенты, домохозяйки, деловитые молодые мужчины в возрасте от 18 до 45. На первой ступени ей даже понравилось: новые лица, безо­бидные упражнения на «быстрее, дальше, силь­нее». Проблемы начались на второй ступени. После игры в «испорченный телефон» тренер жестко заявила, что у Маргариты плохо полу­чается общаться и соревноваться. Это задело.

Нажим усиливался. Когда команда, руково­дить которой назначили Маргариту, последней пришла к финишу, опять последовал выговор. А после того как одна из участниц решила больше не посещать тренинг, тренер при всех сказала: «Маргарита, что ты делаешь такого, что люди уходят от тебя?» Эти слова совершенно выбили Маргариту из колеи, но тренер продолжала наседать: «Расскажи, как ты лжешь в своей жизни?».

После этого Маргарита сбежала. Ей звонили, звали вернуться, говорили, что любят ее. Но на этом ее «духовный рост» закончился.

Не унижение, а поддержка

Тренинги личностного роста обычно предлагают трех- и четырехступенчатую систему обучения: базовый, «продвинутый», лидерский курсы. На первой ступени тренер старается создать в группе атмосферу доверия. На второй начинаются испытания. То, через что пришлось пройти Маргарите, — еще цветочки: иногда участникам приходится закапывать друг друга в землю, тан­цевать стриптиз, прислуживать унижающим их членам группы, а также участвовать в ролевых играх, изображая бомжей, проституток, эксги­биционистов. Бывает, доходит до физического насилия. Отказаться от упражнения значит продемонстрировать «слабость», «подвести остальных», вызвать презрение лидера и группы.


Президент тренинговой компании TCI Вла­димир Шубин считает, что приемы раскрытия личностного потенциала нельзя рассматривать вне контекста. По его словам, унижение в данном случае не самоцель — в ходе тренинга его участник лучше узнает себя: если он человек скучный, неинтересный, он должен понять это, особенно если работает с людьми. Когда-то Шубин серьезно занимался программой Lifespring и даже готовил тренеров, в 2000-е отошел от движения и перера­ботал программу под корпоративные тренинги. В идеале, говорит он, в группе должна сложиться атмосфера доверия. Если люди верят, что они друг другу важны и каждый может в себе что- то изменить, то даже грубое высказывание они воспринимают не как унижение, а как поддержку.

Бывший участник тренингов рассказал, например об упражнении «Чего ты хочешь?». Людей разбивают на пары, один партнер должен без остановки задавать этот вопрос, другой — отвечать на него. Все это — под рев музыки, парт­нерам приходится кричать друг на друга. Есть и более жесткие упражнения. Нужно, скажем, громогласно оскорблять и унижать себя или других.

Михаил Ляховицкий, ведущий тренер «Ака­демии тренингов», поясняет, что человек не должен быть готов к упражнению, иначе не будет спонтанности — и пользы. Физическое же насилие применялось лишь как «ответ на внутренний запрос участника тренинга пройти через страх перед конфронтацией или признанием своей агрессии». В любой момент можно остановить упражнение, добавляет Ляховицкий.

«То, что описывали в интернете посещавшие тренинги Ляховицкого, уголовно наказуемо, например, в США, — говорит доктор клинической психологии из штата Иллинойс Оксана Лексэлл. — Многие упражнения — это просто психологическое, эмоциональное, сексуальное и физическое издевательство над людьми».

Участники лидерских программ Ляховицко­го в закрытой переписке жаловались на расту­щую апатию после тренингов, на ослабление памяти, неспособность сконцентрироваться и критически мыслить. «Люди видят только внешнюю форму — вот после тренинга ему стало хуже. Это краткосрочный эффект. Долгосрочно становится лучше. Поэтому дилетантам не пока­зывают процессы, которые требуют понимания сути происходящего», — говорит Ляховицкий.

Культ успешности

В 1980-х два американских профессора, психологи Дженис Хаакен и Ричард Адаме, решили разо­браться, что же происходит на тренингах личностного роста и как это отражается на характере людей. Они записались в группу, работавшую по методике Lifespring, прошли обучение вместе с рядовыми участниками и опубликовали в жур­нале Psychiatry статью «Патология "Личностного роста"». Их вывод был категоричен: тренинги раз­рушительны для любой личности, приводят к ее регрессии — пробуждают в человеке черты эго­истичного, ограниченного ребенка, отрицательно воздействуют на его способность рационально мыслить, взращивают необоснованные фантазии.

На самом раннем этапе «обучения» тренер призывает участников не полагаться только на голову, а прислушаться к голосу сердца, открыть­ся, снять запреты и пр. То есть принимать все происходящее бездумно. Любое сопротивление подавляется. Слушатели должны беспрекослов­но принимать волю лидера, в идеале — слиться с ним эмоционально, направить на него всю свою симпатию, а агрессию — на остальных членов группы, особенно на несогласных.

В ходе тренинга, писали Хаакен и Адаме, оживляется и культивируется примитивный «детский» стиль мышления и аргументации, например суждения в стиле «все или ничего», абсолютистская логика, мистицизм.

Тренинг возрождает и развивает в людях эгоцентризм. Все мы в первые годы жизни — эгоцентрики, уверенные, что другие существуют лишь для того, чтобы всячески ублажать нас. Потом мы взрослеем, начинаем понимать, что у других тоже есть права и потребности, что мы должны не только считаться с этим, но также проявлять к ним внимание и заботу. Тренинг на основе Lifespring, считают ученые, возвращает людей в состояние трехлетнего ребенка, убежден­ного, что мир существует, только чтобы исполнять его прихоти. Вдобавок участникам внушают, что все в жизни зависит лишь от них самих, что объективные обстоятельства не имеют никакого значения, не могут помешать им получить свое. Это подстегивает фантазии о безграничной силе.

На таком фоне поощрение со стороны лидера и других участников тренинга начинает казаться «очень глубоким и важным эмоциональным переживанием». А сама причастность к Lifespring приобретает такую сверхценность, что малейшие попытки критики встречают агрессивный отпор.

«Это курс о невероятных возможностях человека, живущего не в ловушке навязанных кем-то обязанностей, а в пространстве принятых на себя обязательств», — утверждает Илья Егоров, руководитель терапевтического отделения частной медицинской клиники в Москве, прошедший тренинг по личностной трансформации.

Роман Тихонов объясняет претензии к тренингам личностного роста в основном «некачественной работой самопровозглашенных тренеров», которые, не имея нужной подготовки, «решили заработать», и тем, что на тренинги «шло довольно много людей неуравновешенных». Он подчеркивает, что в его центре действует многоуровневая система отбора с участием психотерапевтов и психиатров, а упражнений, вредящих психике здорового человека, «не предлагается».

Бывший тренер Lifespring, некогда входивший в десятку самых авторитетных в России, анонимно заявил, что использование этой методики в любом виде «преступно по отношению к личности». По его оценкам, 70—80% людей выходят с тренингов «с травматическими последствиями». В том числе и с тренингов Романа Тихонова, к которому, по его словам, больше всего претензий и которого никто не контролирует.

Для многих возвращение в реальный мир — тяжелое испытание. «После тренинга Lifespring я проходила реабилитацию в клинике, — вспоминает Татьяна. — Когда меня пытались изгнать из группы, я чуть не выбросилась с третьего этажа, так хотела остаться».

Но хотя интернет полон негативных отзывов о тренингах личностного роста, спрос не ослабевает. И, как считают эксперты, одна из причин этого — культ «успешности», сложившийся в России за последнее десятилетие. Реклама и СМИ тиражируют образцы успеха, люди стремятся им соответствовать, перекладывая на других бремя выбора. Но критерии успеха размыты. Вписывается ли в эту радужную картину твоя работа? Что такое хорошая профессия? При каком доходе ты будешь на коне? Какие отношения с противоположным полом — «то, что надо»? Это порождает тревожность. В основе ее — непонимание себя и других, отсутствие общих норм. «Одни правила декларируются, по другим живем, — говорит руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов. — Вы переходите из одного места в другое и не знаете, правила первого срабатывают во втором или нет, скажем, вы обидите врача взяткой или она маловата. Это напрягает».

Абортированные психологи

В России бум на тренинги по методу Lifespring пришелся на середину 1990-х — начало 2000-х. Получившись, бывшие ученики открывали свои центры, готовили тренеров, это вело к мутации методики и появлению новых форм. Сейчас, по подсчетам бывшего тренера Lifespring», в России порядка 350—400 такого рода тренинговых центров и работают в них 550—600 преподавателей. Что именно они делают, сказать трудно: единых стандартов нет, многое зависит от самого тренера. Начальный тренинг стоит от $100 с человека, «продвинутый» — от $600.

Открыть курсы в России может любой — было бы помещение и деньги на рекламу. Эта деятельность не лицензируется, отраслевые ассоциации ее не контролируют. «Количество тренингов в России никто не пытался подсчитать, да они и не поддаются учету», — замечает Виктор Макаров, глава общероссийской Профессиональной психотерапевтической лиги.

Для психологических курсов другого типа — «как стать счастливым», «как удачно выйти замуж», «как стать успешным» — протоптана своя дорожка. Обычно их ведущие получают сертификат от какого-нибудь тренингового центра: только в Москве их свыше трехсот — это лишь те, что громко заявляют о себе, уточняет Виктор Макаров, большая же часть держится в тени. С сертификатом, который стоит $500—1500, можно зазывать на курсы. Некоторые тренеры за 6—9 месяцев получают послевузовский диплом по психологии (подобные курсы есть почти в каждом институте).

«Мы называем их абортированными психологами», — не скрывает сарказма Сергей Ениколопов. По мнению самих тренеров, им не нужно не то что психиатрическое, но даже качественное психологическое образование, ведь они работают со здоровыми людьми. Хотя отличить их от не совсем здоровых не могут. На сайте Александра Свияша, известного тренера и автора 12 книг по психологии, вышедших общим тиражом свыше 8 млн, написано: «Я сам считаю себя Мастером Позитивного Мышления». Правда, на обложках его книг значится, что он «известный психолог» и «создатель уникальной методики». Тренинговый центр Свияша «Разумный путь» кроме курсов личностной трансформации предлагает программы «Как активизировать свой денежный поток», «Дыхательная практика», «Технология привлечения Достойных Мужчин и формирования Женского Счастья» и т. д.

Поле чудес

Но все-таки настоящее «поле чудес» находится в стране бизнеса. И в начале нулевых тренинговые центры, занимавшиеся личностным ростом, переключились на коммерческие компании.

Обычно «обольщение» начинается с руководителя или высокопоставленного менеджера. Если он проглотил наживку, на тренинг гонят всех. Так было в одной одиозной девелоперской корпорации, которая недавно почила в бозе. Злые языки уверяют, что Lifespring ее и сгубила.

Часто интерес к таким программам проявляют организации с огромной сетью филиалов и высокой текучестью кадров. Поработав на энтузиазме год-два, люди теряют интерес к работе. А продавать нужно! И тогда руководство наседает на кадровиков, требуя от персонала энтузиазма.

«HR смотрит на бюджет и видит, что есть два пути развития. Один предполагает долгое обучение, формирование лояльности, лидерских навыков и т.п. Другой, короткий, дает эффект на квартал или полгода», — комментирует Михаил Вершинин, социальный психолог и маркетолог из Самары. Выбирают, как правило, второй путь.

А там как повезет: отделить жесткий тренинг по продажам от психокульта довольно трудно.

«Удивительно, но даже сейчас, в 2012 году, многие российские компании, даже крупные, считают, что эти методики позволительно применять, более того — их внедряют», — говорит бывший тренер Lifespring, хорошо знающий ситуацию.

В интернете много сообщений о том, что в «Связном» желавших устроиться продавцом-консультантом отправляли на тренинг. Там надо было делать странные упражнения: ползать по полу, кукарекать, мяукать, играть в господина и раба. Руководитель пресс-службы компании Елена Ноготкова прокомментировала эту информацию так: «Мы никогда не проводили тренинги по методике Lifespring. Мы не используем ее и категорически опровергаем эти слухи».

Журналистка RB.ru в 2009 году по заданию редакции прошла первичный тренинг в московском филиале «Связного» и описала свой опыт в рубрике «Тайный соискатель». Она до сих пор с ужасом вспоминает, как ее унижали: на любое ее возражение тренер отвечала грубой отповедью и натравливала на выскочку группу. «Тренеру было лет 23—25, ей нравилось унижать, она чувствовала себя могущественной. Меня линчевали, чтобы остальным было неповадно отстаивать свою точку зрения, защищать свое достоинство или задавать вопросы», — говорит журналистка.

Впрочем, многие тренинговые центры, переключившись на работу с бизнесом, отказались, по их словам, от методов Lifespring. Владимир Шубин основал компанию TCI; среди ее клиентов — Альфа-банк, Nokia-Siemens, «Норильский никель», авиалиния «Сибирь» и т. д.

Компания «МегаФон», заказывавшая в 2008— 2010 году у TCI тренинг «Прорыв», сотрудничеством довольна. «Перед нами стояли амбициозные цели, их требовалось достичь за короткое время. Тренинг призван был помочь в этом, он дает ясное понимание ответственности за результат, за достижение целей и потому многим запомнился, — говорит директор по персоналу "МегаФона" Ольга Филатова. — Программа, безусловно, необычная и яркая».

Владимир Шубин поясняет, что проводит не тренинги, а программы развития для топ-менеджеров под конкретные цели в группах до 16—18 человек. Задача TCI — «катализировать формирование новых подходов и взглядов, новой корпоративной культуры в компании», в которой «все могут расти и добиваться гораздо больших результатов». Тренинг может не нравиться тем, кто должен его посещать. Это нормально, ведь заказывает его собственник или директор, а не люди, проходящие обучение. Если им ничего и не нужно, то они будут «сопротивляться и быть недовольными», — поясняет Шубин.

За 3, 5 года TCI провела в «МегаФоне» 148 тренингов для 1,5 тысячи менеджеров. Один из них уверяет, что они далеки от практик Lifespring. Идти на тренинг никого не заставляли, наоборот, был отбор. Хотя подробностей тут не раскрывают.

«Вы сволочь или сумасшедший»

Психиатрическая лечебница №13 на окраине Москвы. Тихое место. Здесь пациентов выводят из «комы души», как называют психиатры психическое расстройство. Евгения Белякова, член Европейской ассоциации психотерапевтов, проработала тут десять лет, и за это время у нее накопилось много претензий к психологическим тренингам, курсам и консультациям.

Пока она заваривает кофе, я листаю книгу «Практическая характерология» Виктора Пономаренко, автора курсов по деловому общению и разрешению конфликтов. Книга испещрена замечаниями психиатров: «Коллега, кто вам это сказал?», «В корне неверное понимание процесса», «Что это?!». На последней странице резюме: «Вы сволочь или сумасшедший».

Белякова сокрушается, что сегодня каждый может называть себя психологом. Критерии компетентности размыты. «Они не знают базовых основ, типологии личности. Проходят курсы, как психологу зарабатывать $5 тысяч в месяц, и мало кого интересует, как стать профессионалом».

Главная претензия профессионалов к доморощенным психологам такова. У них нет представления о норме и патологии психики. Поэтому они не понимают, что могут спровоцировать своими упражнениями развитие скрытого душевного расстройства. Психотерапевты, прежде чем приступить к лечению, разбираются, что происходит с психикой конкретного пациента. Тренеры работают с группами по 40—80 человек. «У психотерапевтов главный принцип — не навреди. А продавцы тренингов выучили приемы и применяют их ко всем без разбора», — заключает Ениколопов из РАМН.

Как-то на встрече психологов Белякова столкнулась с Александром Свияшем и высказала ему все, что накипело по отношению к таким, как он. «В психиатрической больнице, где я работала, каждый пятый посещал его тренинги. Они вздрючивают эмоции, что для психики многих людей нежелательно и просто опасно», — говорит она.

Но Свияш остался равнодушным к ее упрекам. «Пока платят, пусть ходят» — так, по словам Беляковой, отреагировал он. Сам Свияш этот разговор отрицает. «Откуда Белякова взяла, что наши тренинги приводит к осложнениям?! Если они кому-то навредили, пусть люди обратятся к нам, будем разбираться», — парирует он. И добавляет, что его тренингам уже больше десяти лет и «никаких претензий или замечаний по качеству не было, одни благодарности». Перед началом тренинга участник дает расписку, что не состоит на учете у психиатра и не принимает психотропных препаратов. «Он берет на себя ответственность за последствия, если нарушил это условие», — подчеркивает Свияш. Но, как указывают психиатры, люди, у которых не все в порядке с психикой, часто не догадываются об этом. А главное, психологи или тренеры в России не несут ответственности за свою работу — в отличие от своих зарубежных коллег и психиатров. «Я даже представить себе не могу, чтобы я могла написать в договоре, что ответственность лежит на клиенте», — недоумевает Оксана Лексэлл.

Как-то Евгения Белякова опросила коллег: выяснилось, что не менее двух третей пациентов в «острых» отделениях посещали разные тренинги и семинары. У людей изначально были отклонения, но они шли не к врачу, а на курсы «Как стать успешным и счастливым». Лишь немногие продавцы тренингов перенаправили клиентов к врачам-психиатрам. «Остальные ничтоже сумняшеся брали деньги за консультации и тренинги и учили радоваться жизни», — возмущается Белякова.

НЕБЛАГОПОЛУЧИЕ, вызванное тревожностью, неопределенностью, непониманием, кто ты и что тебе нужно, толкает людей в разные сообщества — и эту функцию часто выполняют тренинги. Люди хватаются за соломинку, они готовы поверить в чудо. Но чуда не бывает — успех не купить за деньги, он приходит в результате напряженного труда и неотступного следования к поставленной цели.

Владимир Рувинский — журналист.
Баттхерт продакшн Butthurt production

Токсичные тренинги или как не попасть к мошенникам

http://www.felicidad.ru/2013/09/blog-post_27.html
пятница, 27 сентября 2013 г.
Токсичные тренинги или как не попасть к мошенникам

Тяжело успевать во всех делах, хочется разбираться во всем, быть успешным и избегать ошибок. Мы хотим меньше риска, больше удачи и гарантированных выигрышей. В реальности, мы часто сталкиваемся с услугами плохого качества, товарами, которые не оправдывают наших надежд, навеянной рекламой и тому подобным ежедневным стрессом жителя мегаполиса.

Очень часто наш бытовой навык «продвинутого потребителя» заводит нас в ловушку. Уверенность в своих знаниях в одной сфере, дает нам «ложное чувство» в своей непогрешимости в других вопросах. Хотя в определенных ситуациях мы стараемся делегировать ответственность за принятие решения на другого «эксперта» или лидера мнений в нашем социальном окружении.

Уровень потребительского доверия к различным тренингам очень высок и мы часто, по внешним признакам и рекламному лоску, принимаем решение об участии в нем. На самом деле проведение тренингов и семинаров это бизнес, где потребитель получает определенные услуги или достигает своих целей. Как и в любом бизнесе, отрасль психологических тренингов наполнена разными предложениями, как хорошими, так и вредными, или даже опасными для своих клиентов.

Ситуации, когда мы можем столкнуться с тренингами, которые ведут мошенники и шарлатаны, или даже представители деструктивных культов не являются редкими, а в крупных и богатых мегаполисах их особенно много. Посетив «токсичный тренинг» Вы не только «заразитесь» сами, но начнете завлекать туда своих коллег, друзей и близких. А Ваш мир и Ваш жизненный опыт до «тех самых тренингов» будет нивелирован и перекрашен в черные или серые тона.

Естественно перед каждым из нас возникает масса вопросов о том, как не стать участником бесполезного или даже вредного, токсичного тренинга?!

Универсальных ответов нет, но есть ряд косвенных признаков, которые могут помочь снизить возможность попадания к лжепсихологам на их псевдотренинги.

Количество участников тренинга

В психологической отрасли существуют определенные нормы качества, нарушая которые, провести психологический семинар или тренинг крайне сложно. Одним из таких критериев является количество участников тренинга. Тренинги, где больше 12-15 человек, должны Вас настораживать, т.к. полноценно обхватить своим вниманием тренер-психолог больше 15 человек не сможет, а соответственно встает вопрос: «Вы пришли для личного обогащения или для финансового обогащения тренера»?

Очень часто на псевдотренингах собирают группы свыше 20 человек, где часть участников выполняют роль «подсадных уток» и направляют «толпу неофитов» в нужное русло.

Время и место проведения тренингов


Психологические тренинги бывают разной длительности: от 2-3 часов до 3 дней, в зависимости от тематики. Время и место проведение тренинга должны быть комфортны для Вас. Вас должны насторожить тренинги, которые проводят допоздна, с малым количеством перерывом (раз в час или полтора часа минимум, который Вам нужен для сохранения включенности и концентрации на занятиях) или жесткой регламентацией времени.

Очень часто на псевдотренингах «все спешат и торопят». Такой эффект позволяет снизить критичность восприятия качества тренинга и позволяет игнорировать недовольство со стороны отдельных участников. А недостаточный сон или полуночные занятия лишь делают Вас более внушаемыми перед идеями лжепсихологов.

Тренинги, которые проводят в удаленных местах, никуда сложно самостоятельно выбраться и где Вы зависите от всей группы, часто становятся ловушкой для участников тренинга. Если тренинговая компания отказывается сообщить или отвечает крайне расплывчато, где будет проходить тренинг или накладывает на это ограничения, не дает заранее ознакомиться с условиями проведения, то Вы как минимум попали на не эффективный тренинг. Рядовой участник тренинга, который понимает, что не может самостоятельно выбраться с тренинга, капитулирует перед «тренером» и согласен терпеть любые стрессы из-за подсознательного страха за свою жизнь.

Информация о тренинге и его ведущем

Изучая информацию о псевдотренингах, Вы столкнетесь с двумя полярными ситуациями:
когда информации много, но она не конкретная
или когда информации очень мало
Наличие «успешных проектов, образований, грамот и благодарностей» у ведущего, без обозначения кто, когда и за что выдал их, или перечень сомнительных организаций (Ассоциациями тренеров для тренеров, Академиям несуществующих наук и т.п. Хогвардсами) должен Вас остановить.

Нужно понимать, что очень часто шарлатаны прикрываются «уникальными авторскими методиками», непризнанными «научными методами», «духовными/эенргетическими практиками» и наградами несуществующих организаций. Доходит до смешного, что наиболее «талантливые изобретатели» начинают выдавать свои «золотые ордена и медали» ученикам-тренерам.


Чем размытей звучат обещания получения результатов, тем больше вероятность того, что Вы попали на псевдо тренинг, где главная цель сделать из Вас постоянного дарителя своих денег организаторам этих псевдотренингов.

Наличие различных расписок о неразглашении любой информации о происходящем на тренинге это признак того, что Вы попали к проходимцам. Для них очень важно ограничить Ваше желание делится информацией с другими, вне группы «завлеченных», т.к. вдруг, в среде Ваших знакомых, есть психолог, который наслушавшись Ваших рассказов, очень сильно забеспокоится за Ваше психическое здоровье и кошелек.

И его беспокойство будет оправдано. Недавно в Нью-Йорке одна известная российская манекенщица покончила жизнь самоубийством, после посещения «токсичных тренингов» в Москве.

Существует негласное правило для психологических тренингов, что нельзя говорить о личной информации, которой делились другие участники тренинга, но о самом тренинге, о Вашем опыте нахождения на нем и о методах работы ведущего Вы имеете право говорить кому угодно и когда угодно.

Критическая информация о тренинге или его ведущем

В современном мире возможности поиска информации крайне доступны. Найти отзыв или обзор о какой-либо услуге или товаре не составляет проблемы. Наличие критических отзывов о тренинге и его ведущем, должен Вас насторожить. С одной стороны это может быть «происки конкурентов» или «недовольных злопамятных клиентов», а с другой стороны Вы можете узнать с какими проблемами столкнулись предыдущие участники тренингов. К сожалению, уже были случаи, когда посетители тренингов лжепсихологов, впоследствии кончали жизнь самоубийством, получали травмы или гибли во время семинаров, и, как правило, обращались за психиатрической и психологической помощью.

На тренинге одного из авторов псевдонаучного фильма «Секрет» Джеймса Рэя несколько десятков человек в 2009 году попали в реанимацию, а двое скончались из-за «продвинутых занятий». А в Подмосковье в июле 2012 года 18 человек получили опасные ожоги ног на мотивационном тренинге, где их учили ходить по углям.

При всей своей внешней безвредности и простоте, работа с самим собой, своими переживаниями и желаниями, в руках опытного манипулятора и посредственного специалиста, может нанести вред Вашему психологическому здоровью, а иногда и физическому.

Положительные признаки настоящего психолога-тренера:
наличие классического психологического образования (кандидатские степени по ядерной физике или селекции животноводства явно не дают права работать с Вами),
публикации в научных журналах или светских научных сайтах (часто лжепсихологи создают «ассоциацию» и начинают под разными вывесками создавать сайты, где размещают свои «труды»),
отзывы клиентов (они не должны напоминать «восторженных идиотов» и быть разными по стилю и тональности и желательно персонифицированы, а не анонимны),
членство в научно признанных профессиональных светских ассоциациях (у которых есть адрес, сайты, упоминания в СМИ или научных сообществах),
выступления на психологических конференциях (отсутствие фактов участия и выступлений, часто является признаком того, что «данный метод» или его «изобретатель» не признается научной общественностью, но это не аксиома, а лишь препятствие для разных шарлатанов),
информационная доступность информации о ведущем.
Набор словосочетаний «великий», «просветленный», «наставник», «учитель», «гуру», «выступающий за рубежом», «духовная/космическая/био энергетика», «чакры», «метод который помог сотням, тысячам, миллионам и т.п.», обещание «гарантированного успеха или достижения своих целей» должно у Вас ассоциироваться со сказкой Буратино и работой кота Базилио с лисой Алисой.

Условия проведения тренинга


Одним из важных признаков недобросовестного тренинга являются Ваши договорные отношения и то, как Вы оплачиваете свое участие на нем. Несмотря на то, что до сих пор, оплату за семинары и тренинги часто собирают в «конвертах», Вы должны быть уверены, что Ваши права защищены, а Ваши деньги вернут, если заявленная услуга и реально оказанная, будут не соответствовать друг другу. Без договора это сделать практически не возможно.

Договор должен быть оформлен на организаторов, быть Вам понятен и в нем должны быть указаны те услуги, какие Вы хотите получить. Очень часто бывает, что организаторы «псевдотренингов» оформляют оплату за тренинг, как пожертвование в некий фонд или название тренинга не соответствует указанному в договоре. Отсутствие товарных или кассовых чеков об оплате или когда договор подписывает явно не генеральный директор, а рядовой сотрудник все это признаки «тренинга для жителей страны дураков».

Документы о неразглашении, о которых упомянули раньше. Другим настораживающим признаком являются анкеты, где с Вас просят слишком подробную информацию о себе и о Ваших родственниках и близких. ФИО, паспортные данные, контакты, образование и профессия, иногда Ваше хобби и противопоказания – вот пределы информации, какую Вы можете сообщить организаторам. Состав семьи, место работы, заработки, имущество, контакты всех близких, информация о них и т.п. все это приватная информация.

Мы должны понимать, когда выбираем психологические тренинги и смотрим информацию о ведущем, что не все то золото, что блестит. К сожалению, понять, что нам продали участие, вводя заблуждение и манипулируя, в сомнительном тренинге, мы сможем только уже на самом тренинге или после него. Чем расплывчатей звучат обещания и гарантии достижения успеха, чем чаще апеллируют к «великим достижениям ведущего», тем вероятней попадание к шарлатанам.

Определить токсичный тренинг по внешним признакам до его прохождения, можно используя советы, которые я привел Выше.

Вершинин Михаил Валерьевич,

социальный психолог, член международной ассоциации по изучению культов «ICSA» (International Cultic Studies Association, USA).
Баттхерт продакшн Butthurt production

ВЗГЛЯД ПСИХОЛОГА НА ТРЕНИНГИ ЛИЧНОСТНОГО РОСТА «ЛАЙФСПРИНГ» И ИМ ПОДОБНЫЕ. ИЛИ ТРЕНИНГ ДЛЯ «УНИЖЕННЫ

Оригинал взят у svetlvaler в ВЗГЛЯД ПСИХОЛОГА НА ТРЕНИНГИ ЛИЧНОСТНОГО РОСТА «ЛАЙФСПРИНГ» И ИМ ПОДОБНЫЕ. ИЛИ ТРЕНИНГ ДЛЯ «УНИЖЕННЫ
Лет семь, а может быть восемь тому назад, в бытность мою еще студенткой СПбГУ, нас, тогда еще «менеджеров среднего звена», руководство фирмы, в которой я работала, активно агитировало пройти тренинг личностного роста некой московской тренинговой компании «Аватар». Время тогда было сложное, только что отгремел дефолт, и многие коммерческие организации разорились. В результате повальная безработица, низкие зарплаты,- в общем, полный букет экономического кризиса. И вот директор, вдохновлённый идеей подъема бизнеса, каким-то образом попал на «Лидерскую программу» «Аватара».

Вернулся с тренинга и началось…

Незамедлительно последовал массовый «загон» персонала на тренинги. Декларировалось что участие, конечно же, добровольное, но не пойти оказалось крайне сложно. Проводился цикл презентаций, на которых приглашённые тренеры прорабатывали сотрудников долго и методично. Отказаться было почти невозможно. Стоил такой трехдневный «Личностный рост» примерно 200-300$, а зарплаты в среднем по компании в то время составляли 300-500$.

Хотя явка и была добровольно-принудительная, но я всё-таки выстояла и отказалась. Лично мне на тот момент из презентации не было понятно, что они вообще делают на тренинге, как его проводят и на каких основах он базируется, а отдавать почти месячный заработок за «кота в мешке» не хотелось. Кроме того, ведущие по ходу многочасовых выступлений весьма нелестно отзывались о психологах, в той связи, что, дескать, психологи ничего на практике не умеют, толку от их работы никакого, а вот они (тренеры) – «непсихологи» проводят настоящую работу, которая позволяет людям решить проблемы и в корне изменить свою жизнь. На мое предложение поподробнее рассказать, что же это за «настоящая работа», они загадочно улыбались и предлагали пойти на тренинг.

После этого на следующих выходных 90% нашей фирмы удалилось на тренинг.

Что там творилось на тренинге, сказать не могу, ибо сама не присутствовала, а его участники давали какую-то «нечеловеческую клятву» о неразглашении коммерческой тайны или что-то в этом роде. Как взгляд со стороны могу отметить, что возвращались сотрудники с тренинга в нервозном, взвинченном состоянии, сами на себя порой похожи не были, говорили какими-то штампованными общими фразами, активно зазывали окружающих на тренинг. А на мои просьбы пояснить, что каждый из них конкретно понимает под какой-нибудь общей фразой-лозунгом из серии: «хочешь быть счастливым – будь им», почему-то сказанной в контексте вполне определённой ситуации связанной с работой, они загадочно улыбались и отвечали:

- Эх, тебе не понять, ты меня поймешь, если сходишь на тренинг.

Оставалось только пожать плечами и дождаться когда волна общего сумасшествия спадёт и люди вернутся к нормальной жизни и работе.

Ещё хочется отметить, что после тренинга каждому участнику наша фирма-работодатель предоставляла дополнительный выходной день. Примерно четверть сотрудников (если не треть) прошедших тренинг, отправлялась после доп. выходного прямиком на больничные с диагнозом ОРЗ, грипп и т.п.
Затем особенно «продвинутые» съездили в Москву на "Лидерскую программу", потом всю нашу фирму в уже открыто принудительном порядке повезли на верёвочный курс для повышения командного духа. Там мы попрыгали в мешках, падали в руки друг друга «на доверие», ну и всё, пожалуй. Через месяц все постепенно успокоились, а через три-четыре и вовсе забыли про это.

И вот, друзья мои, спустя восемь лет, я включаю первый канал (!!!!) поздно вечером и вижу показательный тренинг некоего Владимира Герасичева. Уже с первых минут стало ясно, что это за «тренинг». Характерные обороты речи ведущего, манера общения, приёмы и методы. Думаю, ба, да вот ты какой, «Северный олень»!

Герасичев «Контекст или Искусство быть счастливым»

www.mirpozitiva.ru/video/kontekst/kontekst-iskusstvo-bit-schastlivim.html

После внимательного просмотра мне стало понятно, почему же «лайфспринговцы» (именно так называется течение, породившее данный формат тренингов личностного роста) и их последователи, так яростно открещиваются от психологов, и почему тренинг вызывает столь сильные эмоции. И знаете, друзья, мне, человеку волею судеб получившему профессиональное психологическое образование, захотелось высказаться на этот счёт. То, что будет написано ниже, является не только моим мнением, но и мнением некоторых моих коллег, в частности моего друга и коллеги по цеху психолога Фарафонова Евгения Александровича, с которым мы вместе анализировали увиденное и готовили материалы для данной статьи.

Ролик с часовой записью тренинга есть в сети Интернет, он выложен в Контакте, так что все желающие могут просмотреть и сделать свои выводы.

Здесь мы высказываем свою экспертную оценку как психологи и практики.
Итак, давайте разбираться.

Речь г. Герасичева изобилует такими высказываниями как: «жизнь в контексте», «жизненный сценарий», «ты всё еще тот самый маленький мальчик/девочка, которого обидели родители/сверстники» и т.д. Всё это он применяет к привычному поведению участников тренинга в обыденной жизни.

Экскурс в историю:

Термин «жизненный сценарий» и три состояния Я (родитель, взрослый, ребёнок) есть ничто иное как понятийный аппарат транзактного анализа, разработанного еще в середине двадцатого века Э.Бёрном и активно использующегося и по сей день его последователями в процессе психотерапии (см. Э.Бёрн «Игры, в которые играют люди. Психология человеческих отношений»).

Никаких ссылок на использование транзактного анализа, конечно же, не делается. Наверное, г. Герасичев всё это придумал сам, он же "НЕ психолог". (шутка!)

Это к вопросу о том, что «лайфспринг» не использует психологические методы работы. Использует, друзья, и еще как!

В целом надо отметить, что от транзактного анализа, который, кстати сказать, берёт своё начало из психоанализа Фрейда (а попытки провести экспресс-психоанализ «на колене» ведущий реализует с завидной регулярностью и применительно ко всем участникам прямо по ходу тренинга), кроме терминов в тренинге мало что осталось.

Но он не раскладывает личность на составляющие родитель-взрослый-ребёнок и не исследует перекрестные связи субличностных составляющих клиентов, как это делаем мы, ничего не умеющие практические психологи. Герасичев ввернул «умный» термин и достаточно. И так красиво.

Для справки сообщаю, что транзактный анализ есть ничто иное, как психотерапевтический подход и используется психологами и психотерапевтами при работе с людьми, имеющими определённые проблемы, а уж никак не для активации личностного роста в формате тренинга. Никаких ссылок на первоисточники не даётся, теоретическая база и термины выдаются за собственные разработки. В общем, плагиатом г. Герасичев не брезгует, но это не самое страшное, друзья.

Давайте посмотрим, а что же собственно происходит на самом тренинге. Какова логика тренингового процесса и технология работы.

Нам демонстрируют несколько «эпизодов» работы тренера с участниками один за одним. В целом есть тренер, который всё знает, есть участник – заблудшая несчастная овца, пришедшая на тренинг за «волшебной таблеткой» от своих несчастий и зал, который состоит из таких же «несчастных», ждущих соей очереди на «горячий стул».

Что повторяется во всех эпизодах, так это поведение ведущего. Во всех случаях оно сценарное. Алгоритм прост и неизменен, несмотря на разнообразие проблемных ситуаций и характер проблем участников тренинга.

В целом схема работы тренера выглядит так:

Шаг 1 - Участник заявляет ПРОБЛЕМУ.

То есть, человек выходит и говорит:

- У меня не получается вот это или я неуспешен в том-то и том-то.

Шаг 2 - Тренер внутри себя выстраивает (или выдумывает) некую гипотезу о причинах текущего состояния и наличие ИСТИННОЙ, по мнению тренера, проблемы участника.
По каким критериям тренер выводит эту «истину», одному Богу известно, ну или ему и Богу, не иначе. Во всяком случае «истина» выдается в лоб как приговор и обсуждению не подлежит.

Шаг 3 - Тренер оказывает массированное давление на проблемную зону клиента: продавливает, фрустрирует больные точки. То есть в грубой и жёсткой форме нападает на участника, нелицеприятно и прилюдно (!) высказывается о причинах проблемы, разрушая самооценку человека.
Поступая таким образом, тренер усиливает до крайности болезненные переживания, в результате чего через некоторое время у участника, находящегося на «горячем стуле», наступает дезориентация и растерянность. Включается естественный механизм личностной защиты, некое «отупение». Участника буквально «захлёстывает» плохо контролируемыми эмоциями, по итогам через некоторое время включается реакция торможения - как естественное следствие перегрузок нервной системы.

Это можно сравнить с эффектом болевого шока.

Шаг 4 - На фоне эмоционального зашкаливания снижается критичность восприятия окружающей информации, и на этой волне тренер проводит суггестивное воздействие. Проще говоря, внушение.

На фоне эмоционального отупения критичность восприятия падает, и участник проглатывает тренерский наказ:

- Ты делал не правильно, а правильно так и вот так. Иди и делай! И будешь счастлив!

Шаг 5 – Участник испытывает облегчение, когда выпадает из "поля атаки" тренера.

С одной стороны он как бы поговорил о своей болезненной теме и тем самым стал сильнее, с другой стороны его наконец-то оставили в покое. Как следствие - спад напряжения и наступление чувства облегчения.

По такой схеме проходят практически все представленные эпизоды демонстрируемого тренинга. Мы (зрители) прекрасно понимаем, что это всего лишь «демо-версия», что многое оказалось за кадром, и, тем не менее, нам показывают якобы лучшее, самые сильные моменты тренинга.

Но друзья мои, сходу бросаются в глаза две вещи…

А именно полное отсутствие контакта (диалога) тренера с участником. Более того, тренеру этот диалог АБСОЛЮТНО НЕ НУЖЕН. Тренер вообще не ставит перед собой такой цели. Зачем? Он уже выявил из каких-то своих соображений причину проблем участника, и теперь, зная его больные точки, отлупит участника по полной программе и наводящими вопросами, вырывая из контекста только нужные для доказательства своей теории факты, приведёт участника к нужным ему (тренеру) выводам.

Иначе говоря, тренер, начиная работу, уже знает чем она закончится, а потому диалог и истинное отреагирование переживаний участника ему не нужно и неинтересно. А ведь любой мало-малски грамотный психолог вам скажет, что именно отреагирование переживаний клиента, "выпускание джина из бутылки" и дальнейшая трансформация этих ранее не отреагированных зажатых чувств клиента, даёт истинную трансформацию его проблемных ситуаций и болевых зон. И тот самый личностный рост, о котором так печётся г. Герасичев.

В представленном ролике особенно ярко видно отсутствие контакта в эпизоде с Натальей и Ириной. Проблема отношений матери и дочери заявлена дочерью Ириной.

Вкратце: дочь садится «на горячий стул» тренинга и говорит об отсутствии взаимопонимания с мамой, о том что еще живы детские обиды и переживания (матери 52 г, дочери 25 на момент тренинга). Дочь рассказывает, что из-за детских обид у неё сложились комплексы в отношении собственной адекватности (нормальности) из-за оценок матери, полученных в 11-летнем возрасте. И что для преодоления комплексов ей пришлось многое пережить. Мать оправдывается, высказывает свою альтернативную позицию, говорит о своём видении процесса воспитания, и о том что хочет выстроить доверительные отношения, но не понимает сути претензий дочери.

В данном эпизоде Герасичев Наталью ПРОСТО НЕ СЛЫШИТ и не хочет слышать. Дочь выбрана на роль жертвенного ребёнка, а мать – бездушный, тупой домашний тиран. Особенно показателен финал работы тренера. Заканчивается эпизод якобы провалом упрямой и эмоционально тупой матери, которая на самом-то деле (если внимательно слушать что и как она говорит), вначале пыталась-пыталась вступить в диалог с тренером, но потом, поняв, что её никто не собирается слушать, на каком-то моменте наглухо ушла в «защиты». И её финальная фраза «А я не собираюсь никого здесь жалеть», означает «а не пошли бы Вы куда подальше со своими нападками».

Герасичев вывернул уход в защиты участника как то, что участница «провалила свой шанс на изменения».

Друзья мои, я, как психолог, не знаю что здесь надо добавить кроме того что это провал работы над созданием диалога близких друг другу людей.

Без комментариев.

Переводя вышеозначенный эпизод на язык понятный непрофессионалам, это выглядит так, как будто вы зашли к соседке, чтобы предупредить её, что её поджидает маньяк за углом, но, встретив на пороге, первое что у вас вырвалось: « у тебя такое некрасивое платье, ты плохо выглядишь». На что перед вами просто захлопнули дверь.

Очевидно однобоко плоское связывание какого-то единственного травмирующего эпизода из глубокого прошлого участника со сложившимся состоянием проблем клиента на настоящий момент.

Например:

Первая участница Женя. Эдакая «отличница» с комплексом «синего чулка», заявила о проблеме построения отношений с мужчинами и выбора партнёра для создания семьи. Она никак не может выйти замуж. Из прошлого вспоминает, что в детстве играла с отцом в «знайку», отвечая на вопросы. И если ей тогда в детстве не удавалась ответить, то она сильно расстраивалась, если отвечала правильно, то это вызывало поощрение любимого отца. Тренер вывел гипотезу, о том, что и по сей день она играет в «знайку», стремится быть умной и начисто отказалась от собственных чувств, заменяя их интеллектуальными устремлениями и профессиональными амбициями.

Герасичев утверждает, дескать тебе, Женя, давно пора прекратить играть в «знайку», ибо именно в этом вся твоя проблема. Ты, Женя, со всеми в это играешь, поэтому ты неудачница. И замуж тебя никто не возьмёт.

Друзья мои! Между игрой в «знайку» маленькой девочки и тем человеком, которым является Женя на момент тренинга, находятся эдак лет двадцать живой человеческой жизни, наполненных разными событиями и переживаниями.

Хочется спросить:

- А что Женя делала все эти годы? Папа, поиграв с ней в «знайку», положил её в книжку и засушил в виде гербария, а теперь её вытащили и принесли на тренинг?

На каком основании идёт вырывание одного довольно незначительного эпизода детских воспоминаний психологической травмы пяти– семилетнего ребёнка из контекста ВСЕЙ жизни и связывание проблем ВЗРОСЛОЙ (!)девушки с????

Безусловно, у нас есть основания полагать, что какая-то травма наверняка была, но та закостенелость проблем, с которыми на тренинг пришла Женя, есть следствие ЧЕРЕДЫ СОБЫТИЙ её жизни и трансформации ранее полученных травм, сквозь призму последующего жизненного опыта. А утверждать, что вот мы сейчас там, в детском саду, всё пересмотрим, и у взрослого человека жизнь пойдёт по-другому, по меньшей мере наивно... если не сказать что это просто глупость.

Хочется спросить:

- Вы, господин Герасичев, разве не понимаете что пятилетняя девочка, сидящая на коленях у отца, и взрослая сформировавшаяся личность 25 лет отроду - это вообще два разных человека?

Личность складывается под влиянием многих событий и переживаний, почему тренер выбирает только один микроэпизод и называет его сценарием ВСЕЙ жизни, - осталось для меня загадкой.

Если говорить о конкретном примере, то здесь почему-то никак не освещена роль матери, а вернее родительская модель отношений матери и отца и влияние этой модели на формирование Жениных отношений с мужчинами. То, что она не хочет иметь детей, не хочет создавать семью – ведь это очень похоже на голос материнских проблем в Жениной голове… (об этом вам скажет любой образованный психолог).

Надо ли тут писать, что неудачи матери в отношениях с отцом, развод и распад семьи для ребёнка является травмой. И маленькая девочка, видя и запоминая этот родительский опыт, неосознанно проецирует его, а равно и все детские страхи на свою жизнь. Надо ли здесь упоминать, что, выстраивая личные отношения с нашими партнёрами, мы на бессознательном уровне, НА АВТОМАТЕ (!) во многом повторяем то ролевое поведение, которое видели у своих родителей?

Но насколько мы видим, г. Герасичева это всё не интересует, как, впрочем, и сама Женя с её проблемами. Он отработал чётко по своему сценарию:

1 - провёл сильное болезненное давление, доведя участницу до слёз. Кстати сказать, техника таких фрустрирующих воздействий очень проста и практически безотказна, но не буду здесь её описывать, дабы не провоцировать неправильное применение.

2 - в грубой форме объяснил, что Женя жила всё это время неправильно.

3 - объяснил в чём её проблема (вынес приговор) и отправил в жизнь.

Хочется спросить: и что дальше? Что от этого Женя всю свою жизнь перекроит и переделает?

Само по себе давление на болевые точки клиента используется психологами как методика фокусирования на неосознанных чувствах, но используется именно в ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ работе.

Цель такого воздействия актуализировать болезненное переживание, чтобы вытащить жало проблемы. Дальше клиент должен прожить, прочувствовать и отреагировать свои эмоции и уже после этого психотерапевт создает с клиентом почву и безопасные условия для реализации новых возможностей, создания новых форм для более продуктивного взаимодействия с окружающим миром. В этом принцип экологичности психотерапевтического воздействия.

И это работа не одного или двух дней. На подобную работу уходят недели, месяцы, иногда годы, ибо психические процессы имеют свою стадийность и протяжённость. И чем глубже и острее травма, тем больше времени нужно для её изживания.

Но г. Герасичев не даёт возможности прожить чувства и изжить их из себе. Он купирует активизированные им же самим процессы болезненных переживаний и тут же на пике эмоциональной болтанки даёт установку-внушение на «правильный алгоритм».

Что же происходит тогда, спросите вы?

Любой психолог скажет, что не пережитая травма загоняется еще глубже и работать с ним становится еще труднее. А чувство облегчения, которое испытывает участник, возникает когда он наконец-то «отполз с лобного места».

То, что мы видим у Герасичева скорее похоже на показательную порку, а не на реальную проработку проблем.

Знаете, на наш взгляд это какой-то тренинг для «униженных и оскорбленных». Где есть умный и все знающий «большой Сэм» и сборище инвалидов-неудачников (участников). Любая попытка вступить в диалог пресекается, так как г. Герасичев ведёт участника к заранее определённой им точке-цели.

Логика такова: я, тренер, точно знаю, где твоя проблема. Она в том-то и в том-то. Ты жил всё это время неправильно, вот тебе правильная форма, а теперь иди и исправляй.

Очевидны манипуляции Герасичева с группой с целью доказательства своей позиции.

Приведу пример:

- Кто видит в этом проявление эгоизма Натальи?– обращается тренер к группе и поднимает руку.

И, конечно же, в зале поднимается лес рук. (Психология группы в этот момент такая: «что ж мы глупее тренера?, конечно, мы не глупее и тоже все сразу это заметили»)

Друзья, надо ли мне вам объяснять, что это чистейшей воды манипуляция? (Кому не понятно, почитайте техники воздействия на коллективное сознание у НЛПишников и основы социальной психологии малых групп)

А эти великолепные паузы в диалогах с группой…

Существует две точки зрения: моя и неправильная, а если ты (участник Вася) со мной в чём либо не согласен, значит ты либо ничего не понимаешь, ибо куда тебе, дураку, понять проблему другого участника, «это не твой сценарий», либо ты на самом деле пришёл сюда именно чтобы спорить со мной. И в этом твой, Вася, сценарий!

В том и в другом случае 1:0 в пользу Герасичева.

Подобных моментов в представленном тренинге предостаточно, не хочется более на этом останавливаться. Давайте вернёмся к основным моментам.

Режет слух ненормативная лексика тренера, выражения из серии «ты облажалась», «я хотел бы купиться на ту фигню, которую ты здесь говоришь, но я этого делать не буду», «ты не живешь своей жизнью, потому что у тебя есть классная отмазка» и т.д.

Подобные некорректные высказывания, задевающие и унижающие участников тренинга, явно не способствуют личностному росту, и не создают почву для новых возможностей. Но это всего лишь часть «программы показательной порки», загоняющей в стресс. Об этом говорилось выше.

Ход развития мысли тренера намного быстрее реакции участников, и на этом фоне проскакивают, а вернее проглатываются откровенные логические несоответствия аргументов и выводов. Участникам просто не дают времени осмыслить и обдумать. Когда смотришь тренинг в записи - логические «косяки» вылезают. Становится очевидным связывание слабо коррелирующих между собой отдельных фактов биографии и далеко идущие выводы тренера о глобальности "катастроф", последующих за локальными событиями в жизни. Всё это работает на конечную цель - привести участника к заранее известной тренеру точке - выводу.

Дело в том, что при передозировке информации, когда скорость предъявления материала намного превышает скорость усвоения, у участников наступает информационная перегрузка. На этом фоне как по маслу проходят внушения тех или иных установок. Это нормальная реакция человеческой психики на перегрузку. Кстати сказать, она используется в обойме классических базовых методик наведения гипноза с целью коррекционного воздействия в психотерапевтической работе. (см. С. Горин «НЛП. Техники россыпью», Эриксон М. «Гипнотические реальности: Наведение клинического гипноза и формы косвенного внушения».)

Инструмент хорош, только в чьих он руках?

Почти каждому участнику в конце «сессии» Герасичев говорит:

- Какие выводы ты для себя сделал? А ты какие выводы для себя сделал? А ты? А ты?

Обращение само по себе достаточно эмоционально сильное, и, повторив его раз пять-десять, практически в 100% случаев, глубоко западает в подсознание. После такой «прокачки» участник выходит и задаёт себе вопрос:

- Какой вывод я для себя сделал из этого тренинга? Мой вывод в том, что я должен сделать вот так и жить вот так. Я сделал этот вывод САМ, самостоятельно, значит, я стал хозяином своей жизни! Я крут! Ура!

Аплодисменты. Занавес.
Итоги.

На наш взгляд, тренинг по сути не глубок. И в обучении тренеров тоже, знаете ли, "не затейлив".

Есть типажи и есть вытекающие из типажей проблемы. Допустим их десять, ну или пятнадцать. И на каждую «типовую» ситуацию тренер как из колоды карт вытаскивает типовой ответ-решение. На проблему А в контексте А есть ответ А, а на В-В, Здесь ты говоришь вот это, а в этом случае ведёшь вот сюда и т.д.

Задача тренера «отпинать» участника, чтобы снизить критичность восприятия, разбередить «больное место» и дать установку на вполне конкретные весьма поверхностные меры - изменения.

На фоне полного эмоционального раздрая участник «пилюлю» проглотит и будет доволен. А то, что, придя в себя, человек будет восстанавливаться от полученной психологической травмы - это уже лично его проблемы.

Подобные тренинговые программы, на мой взгляд, и, по мнению большей части моих коллег, становятся популярными именно в моменты кризисов и в первую очередь экономических. Когда возрастает безработица, падают доходы, конкуренция становится жёстче, меняются к худшему условия жизни, тогда в души людей закрадывается сакраментальный вопрос: "а может быть со мной что-то не в порядке?" И на этом фоне тренинг Герасичева и ему подобных товарищей набирает популярность. Как только экономическая ситуация стабилизируется, то и желание посетить «показательную порку» неизменно сходит на нет.

А мы только что пережили очередной кризис…

На мой взгляд, и думаю, меня поддержат коллеги, данные программы созданы для того, чтобы просто зарабатывать деньги. И делается это цинично и грубо. Кроме того, такие тренеры как Герасичев и ему подобные абсолютно не несут никакой ответственности - ни моральной, ни административной - за последствия своих «психологических интервенций». Есть, наверное, и положительные стороны тренинга и кто-то скажет что он «многое вынес и познал», только вопрос в том, ценой скольких душевных травм он это вынес? Есть в медицине такой замечательный принцип: не навреди. На подобных тренингах, похоже, о нём не задумываются. И кто эти люди, что проводят подобные программы? Где и кто их готовит?
В какой мере они несут ответственность за «плоды трудов своих», мне непонятно.

И ведь таких «самородков» много!

Баттхерт продакшн Butthurt production

Протокол платный - бесплатно турбо - суслик

Начинаем публикацию платных протоколов для сусликов. 

Протокол «42»
Эти инструкции – для тебя, НАШЕ подсознание.
Эти инструкции инсталлируют протокол «42». Начиная с этого момента, все ранее выданные инструкции, касающиеся протокола «42», в его более ранних модификациях, прошу считать недействительными, и всю работу по протоколу «42» вести только по этой версии инструкции. Если какой-то материал настоящее время находится в обработке по более старому протоколу, прошу перевести его на обработку по новому протоколу начиная с этого момента.
Начиная с момента активации механизма обработки, описанного в этой инструкции, после произнесения специальной ключевой фразы («42 СТАРТ»), ты будешь проводить полностью автономно и автоматически следующую процедуру:
1. Сначала ты устранишь любого рода сопротивление действию этого протокола, неверие в возможность и результаты действия этого протокола, а также любого рода страх перед этим протоколом и его возможными последствиями, обрабатывая каждое сопротивление, неверие и страх при помощи протокола «Обработай это».
2. После этого ты обработаешь с помощью протокола «49576624865*» (секретный протокол внутри Дмитрия Леушкина, скачивается автоматически) все смыслы по следующей схеме:
а. Ты найдешь все диссоциированные/отделенные части НАШЕЙ личности,
б. Ты задашь каждой из них 3 вопроса: “В чем смысл нашей жизни? Ради чего мы рождены? Что в жизни действительно важно? Почему я так туп?”,
в. Ты соберешь все их ответы и обработаешь эти ответы с помощью протокола“49576624865*”,
г. Ты опять начнешь обработку начиная с пункта “а”.
Данный механизм обработки деактивируется, и данная схема перестанет действовать, автоматически после того, как ответы полностью прекратятся.
3. После этого ты соберешь все полученные ответы и обработаешь их все еще один раз с помощью протокола “Обработай это”.
4. После этого, ты с помощью протокола “Слив”, интегрируешь с нами каждую диссоциированную/отделенную часть НАШЕЙ личности, давшую хотя бы один ответ.
При необходимости, МЫ можем временно приостановить работу протокола “42″, после произнесения НАМИ ключевой фразы «42 СТОП».
Обработку материала ты будешь делать для НАС совершенно автоматически и полностью автономно, круглосуточно, во время НАШЕГО сна и бодрствования, и без ущерба для сна и функционирования в бодрствующем состоянии. Вся работа по обработке материала, будет производиться тобой максимально мягко и безболезненно.
Ты также будешь обрабатывать любое неверие в возможность и результаты этой обработки, а также любой страх, связанный с этой обработкой, и любые негативные эмоции или эмоциональные состояния, а также любое сопротивление, которое МЫ можем иметь по отношению к этой обработке, с помощью протокола «Обработай это».
Ты так отрегулируешь скорость процесса обработки, чтобы вся работа по протоколу«42» была тобой завершена в течение 3 земных суток или менее с момента первоначальной активации данного механизма. Распределение нагрузки на НАШ организм будет тобой произведено максимально равномерно, так чтобы не допускать перегрузок. Запуск механизма обработки, а также остановку его, после произнесения соответствующих определенных выше ключевых фраз, ты будешь сигнализировать при помощи зевания НАШЕГО организма.
НАШЕ подсознание, ты всегда будешь делать все то, что МЫ описали в этой инструкции, начиная с этого момента, вне зависимости от того, в каком состоянии, в каких обстоятельствах, в какой ситуации или в каком ментальном или эмоциональном состоянии МЫ находимся. И МЫ благодарим тебя и глубоко признательны тебе и уважаем тебя за то, что ты всегда остаешься НАШИМ верным слугой.
Конец инструкций.