?

Log in

No account? Create an account

Butthurt production

мы страстно любим сектантов

Психология стереотипов
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
Оригинал взят у di_chaldini в Психология стереотипов
russian_fair_bear_2010_300x300[1]
"Палки и камни могут переломать Вам кости, обозначения могут Вас убить"
Фил Зимбардо, 2008
Предубеждение(стереотип) - это негативное предвзятое мнение о конкретной группе людей. Мы все имеем склонность "с предубеждением" относиться к другим людям и делаем это либо на основе нашего собственного прошлого опыта, либо, если он ограничен, на основе готовых расхожих стереотипов.

Мы можем выделять целые группы людей - например, русских, украинцев, белорусов, казахов, чернокожих, белых, славян, женщин, мужчин, студентов, блондинок, толстяков и т.д. - подобное стереотипирование является вполне очевидным. Эти стереотипы часто встречаются в масс-медиа и дают пищу многочисленным когнитивным искажениям в выводах об общности подобных групп, не верного перехода от общего к частному, порождает большое кол-во шуток и недопонимания. Стереотипы, имеющие отношение к этнической, расовой и религиозной принадлежности, всесторонне исследованы и вызывают вполне обоснованную критику, так как они порождают предвзятость мнений и дискриминацию - что является одним из проявлений предубеждения.

Read more...Collapse )


Грусть это всегда плохо, радость это всегда хорошо
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
Оригинал взят у di_chaldini в Грусть это всегда плохо, радость это всегда хорошо
000
Одну идею в исследовании эмоций и их воздействия на психологическое состояние давно уже пора отправить в отставку. Это представление о том, что отрицательные эмоции (такие как грусть или страх) изначально плохи и не приспособлены для нашего психологического благополучия, а положительные эмоции (типа счастья или радости) изначально хороши и адаптивны. В рамках науки об эмоциях такие оценочные суждения следует понимать как зависящие от того, мешает или способствует та или иная эмоция человеку добиваться своих целей, получать нужные ресурсы и эффективно действовать в обществе. В свете новых достижений в научных исследованиях человеческих эмоций необходимо отказаться от утверждений типа «радость это изначально хорошо», или «грусть это изначально плохо».
Read more...Collapse )


Еще про "непознанное".
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
Оригинал взят у gutta_honey в Еще про "непознанное".
Если заходит речь о психиатрии и различных паранормальных феноменах, как бы наука достоверно не объясняла эти феномены прозаическим способом, всегда находится «агент Малдер», который с блеском романтики и легкого призрения к приземленным личностям в глазах скажет: « Я хочу верить». Я лично не против чудес и инопланетян. А даже напротив, мне, как любому другому человеку, наверное, очень хочется, чтобы представители иных миров (желательно с мирными намерениями) прилетели, или оказалось, что мы все волшебники, просто немного забыли в себе эти качества. Но наука, окаянная, никак не хочет найти какое-то подтверждение нашим чаяниям. Я даже больше скажу. Когда в нашей стране расцвели, не побоюсь этого слова, БУЙНЫМ цветом экстрасенсы и маги, я была этим сильно очарована. Ходила на всякие их сборища и хотела все-таки увидеть какое-то чудо воочию, так сказать, поймать жар-птицу за хвост. Да ладно даже жар-птицу, хоть бы перо жарптицево увидеть через щелочку, чтобы сказать, да, ЭТО существует. В конце концов, я только обнаружила, что экстрасенсы и маги, а так же их клиенты люди с определенной личностной спецификой и…. пошла в психиатрию.

Read more...Collapse )


Миф созависимости
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
Оригинал взят у di_chaldini в Миф созависимости
sozavisimostСозависимый – это человек, который так сильно сосредоточен на проблемах своего близкого, чаще всего члена семьи или друга, что это сопровождается у созависимого неудовлетворением собственных жизненно важных потребностей. В более узком смысле созависимость – стремление «спасти» зависимого, контролировать его и принятие на себя всей ответственности за его поведение.

Этот термин заменил собой понятие «совместный алкоголизм» и приобрел широкую популярность в 1980 годы. На тему созависимости была написана масса околонаучной литературы, а общий тираж этих книг превысил полтора миллиона экземпляров. С начала 90-х годов он стал распространяться в России, в основном благодаря группам самопомощи по программе 12 шагов, а также психологами-аддиктологами работающими по Миннесотской реабилитационной программе.

Как и многие понятия в аддиктологии, концепция созависимости была заимствована у психоаналитиков активистами движения Анонимных Алкоголиков. По сути, созависимость представляет собой расширенную концепцию инвертированного нарциссизма или со-нарциссизма. Надо сказать, что психоанализ предполагает только индивидуальную работу с психикой и любой психоаналитик придет в ужас от работы с группой в стиле АА. Тем более некорректно экстраполировать результаты психоаналитических интерпретаций на большие группы людей.

Read more...Collapse )



Жертвы позитива
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
http://www.7ya.ru/article/zhertvy-pozitiva/
Жертвы позитива

Авторская статья
Версия для печати
Рейтинг : Полезность: 6 из 10 Интересность: 8 из 10 на основании 27 оценок Оценить статью
Сообщений в обсуждении: 46
Быть позитивным стало модно. А мода - двигатель торговли. Многочисленные психологические тренинги обещают любого человека сделать счастливым. Стоит ли им верить?

Кто из нас не видел подобной сценки где-нибудь около выхода из метро: миловидная девушка или симпатичный молодой человек пытается привлечь внимание прохожих: "Здравствуйте, разрешите к вам обратиться. Я вижу, вы чем-то расстроены. Приходите к нам на психологический семинар - мы поможем, и к вам вновь вернется радость жизни!" А бесконечные интернет-рассылки с обещаниями золотых гор, которые посыплются на всякого, кто пройдет тот или иной психологический тренинг... Одни считают их панацеей, другие - ересью. Традиционные психологи относятся к новым психопрактикам скептически, обыватели подчас путают с магией и боятся зомбирования, а правоохранительные органы видят в них опасные секты. Тем не менее количество психологических центров, обещающих сделать из заурядного неудачника стопроцентного супермена всего лишь за несколько занятий, растет год от года. Так в чем же секрет этого социального феномена?

1 Лучшее - враг хорошего

Эта история - одна из многих. Ими полны форумы ярых противников психологических тренингов. Но в отличие от тех страшилок, где фигурируют монстры-психологи и зомби-клиенты, здесь все обычно, буднично и от этого еще более страшно. Потому что на месте героев мог оказаться каждый из нас. Жили-были Маша и Миша - типичная московская семья. Двое умненьких детей, престижная работа, отпуск за границей - все как у всех. Но им хотелось большего. Например, шикарную квартиру в элитном доме и дорогую иномарку... Да мало ли о чем еще мечтает средняя семья среднего класса! Поэтому, когда компания Михаила предложила сотрудникам, менеджерам по продажам, пройти тренинг личностного роста, Михаил тут же согласился, увидев в этом для себя перспективу будущего карьерного продвижения. "Миша пришел после этих курсов, - вспоминает Маша, - очень возбужденным, взахлеб рассказывал о том, чему их научили, в какие ролевые игры они играли. Обычно из него слова не вытянешь, а тут-фонтан эмоций!"

Михаил долгое время считался самым успешным менеджером в фирме, но потом у него появились конкуренты среди молодых коллег, и он это очень болезненно переживал. Обещание бизнес-тренеров, что, освоив методики психотренинга, он сможет сделать огромный рывок в бизнесе, упало на благодатную почву. Михаил решил, что это его счастливый шанс, и принялся за обучение с удвоенным рвением. "Занятия длились две недели с утра до позднего вечера, - продолжает рассказ Маша. - Муж приходил домой только переночевать. Потом у него начал меняться характер. До курсов он никогда не кричал на меня или детей. Теперь его все раздражало, все ему мешало, у него даже гастрономические вкусы изменились". Однажды Михаил пришел домой и заявил, что жена и дети отныне должны вместе с ним ходить на тренинг, иначе им придется расстаться... Личный бизнес-тренер Михаила убедил его, что это необходимо для дальнейшего личностного роста. Потому что "непродвинутые" члены семьи мешают ему двигаться вперед. Маша наотрез отказалась идти на курсы "промывки мозгов", которые к тому времени уже ненавидела всей душой. Тогда Михаил пошел ва-банк и предложил пожить отдельно, но через месяц он не выдержал жесткого психологического прессинга со стороны своих наставников, который усугубился тоской по семье. У него началась тяжелая депрессия, и в один из тоскливых вечеров он принял чрезмерную дозу снотворного.

Михаила удалось спасти, но на лечение тяжелого нервного расстройства ушло несколько месяцев, работу он потерял, хорошо, что семья осталась с ним.

2 Фабрика гениев или клонов?

Есть такая игра под названием "Подводная лодка", в которую особенно любят играть на тренингах личностного роста. Суть ее в том, что участники тренинга - это пассажиры тонущей подводной лодки, которым не хватает на всех спасательных жилетов. Перед участниками игры стоит дилемма: спасти себя, убив при этом других, либо спасать других, убивая себя. Далеко не каждому такой моральный выбор дается легко. Впрочем, организаторы тренингов никому и не обещают легкой жизни. Их задача - смоделировать ситуацию, с которой мы можем столкнуться в жизни, только сценарий психологической игры намного жестче, а времени на обдумывание своих решений участникам тренингов никто не дает. Тренинг обычно длится с 9.30 утра до 12 ночи. На участников воздействуют различные раздражители - музыка, свет. Так искусственно создается ситуация стресса, для некоторых его уровень превышает все допустимые пределы. Отсюда и странности в поведении курсантов, срывы психики, приводящие порой к серьезным проблемам со здоровьем. Многие тренинговые компании работают по принципу финансовой пирамиды или сетевого маркетинга. Если ты сможешь привлечь своих знакомых и родных на тренинг, значит, ты в состоянии управлять людьми, а это и есть твой залог успеха в жизни. У вдохновителей движения расчет другой - люди должны крепко привязаться к своему центру. Они должны пройти все ступени, заплатить уйму денег и в идеале тоже стать тренерами.

Что вас должно насторожить?
Психологическая методика, на основе которой идет обучение, не имеет под собой серьезной научной базы. Иногда руководители тренингов ссылаются на разработки каких-то никому не известных "научных" институтов, но они вряд ли признаны серьезной наукой.
Цель лжетренеров - собрать как можно больше денег: первые занятия могут быть бесплатными или чисто символическими по цене, но это, как правило, делается для затравки. За остальные занятия курсантам придется платить вдвойне, причем сумма от уровня к уровню может постоянно расти.
В процессе тренинга его руководитель старается собрать о каждом участнике как можно больше личной, зачастую компрометирующей информации. Это позволит ему шантажировать своих слушателей, если они вдруг решат прекратить занятия или откажутся оплачивать последующие уровни тренинга по более высокой цене.
Вам стараются привить новые представления об окружающей действительности. Тренеры вмешиваются в личную жизнь своих слушателей, строят целые теории, базирующиеся на ложных посылках.
3 Жестокие игры

Олег был способным юношей: окончил музыкальную школу, хорошо рисовал, писал стихи, был почти отличником в школе. Но через год ему предстояло поступать в престижный ВУЗ и мальчик решил записаться в образовательный центр "Шаг в будущее". Знакомые рассказали, что там проходят тренинги личностного роста, которые помогут ему реализовать внутренние резервы. Всего за три дня и 250 долларов из него обещали сделать настоящего вундеркинда! Все, что происходило во время тренинга, было страшно интересно. Тренеры давали "прикольные" домашние задания: например, надеть на голову кастрюлю и пройтись в таком виде по Тверской. Или проехать в кабине машиниста метро, встать в подземном переходе рядом с бомжами и спеть детскую песню... "Нам говорили, что у нас в головах сидят "козлы", которые мешают нам жить, - вспоминает Олег. - Это наши предрассудки и комплексы. От них надо избавляться". Чтобы выгнать "козлов", участников тренинга запирали в темной комнате, заставляли закрывать глаза и громко включали музыку: в виски били колокола, а вокруг бурлил штормящий океан. Участники по команде тренера представляли себя на тонущем корабле, вспоминали все самое плохое в жизни и кричали так, будто им сейчас предстоит умереть. "Я не из пугливых, но тут реально струсил, - говорит Олег. - После темной комнаты я не мог спать, мне постоянно слышались голоса, мерещились всякие ужасы".

Он стал похож на зомби - застывший взгляд, трясущиеся руки, бредовые идеи. Дальше - больше: подросток стал говорить родителям про астральную связь с тренером центра, который руководит им на расстоянии, в подробностях рассказывал о процессе собственного клонирования... Уже больше года Олег лечится у психиатра, редко выходит из дома и боится общаться с людьми. Врачи считают, что психологические методы воздействия, которыми пользовались на занятиях в данном центре, недопустимо применять в работе с детьми, подростками и людьми с легковозбудимым типом психики. Однако многие коммерческие психотренинги в погоне за массовостью редко делают такую селекцию своих клиентов.

Есть еще и более резкая оценка: традиционные психологи считают, что массовые коммерческие тренинги могут уничтожить личностное "Я". После такой промывки мозгов даже из сильных духом людей получаются зависимые "клоны", которыми легко управлять. Но организаторы психологических центров своей вины в подобных трагедиях не видят: "Тренинг - это инструмент. Как молоток. Им можно разрушить дом, а можно построить. У нас работают опытные психологи, и мы знаем, что делаем. А если у кого-то отклонения в психике, мы тут ни при чем!"

На Западе подобным тренингам давно дали определение - психокульты. Организаторы тренингов используют те же методы скрытого психологического насилия, что и сектанты для выкачивания денег. Это золотая жила для мошенников. Тем более что их деятельность у нас в стране никак не регламентирована законом. Многие психологические центры работают без лицензии - потому как этот вид деятельности вообще не подлежит лицензированию.

4 Не все так плохо

Однако было бы несправедливо утверждать, что психологические тренинги в принципе не могут принести никакой пользы. Их давно и успешно используют не только в школах бизнеса, но и в наркологических клиниках, в семейной терапии. Это единая система упражнений по перепрограммированию поведенческих навыков человека. При этом важна сама атмосфера занятий, в которой люди максимально раскрываются и начинают по-новому воспринимать себя и окружающих. В процессе деловых игр-заданий задействуются весь личный опыт и потенциал участников. Они очень быстро обретают способности, которые при естественном жизненном развитии приходят с опытом прожитых лет и совершенных ошибок.

В тех психологических центрах, где уделяют большое внимание подбору участников тренингов, как правило, не возникает проблем, подобных тем, что описаны выше. В группу обычно не включают людей в "непробиваемой психологической кольчуге-защите" (им лучше для начала поработать с психотерапевтом индивидуально), не пользуются успехом и ходячие психические аномалии, а также ярко выраженные скептики - все те, кто может помешать погружению в атмосферу серьезной игры.

Эффективный тренинг похож на винегрет, в который "нарезают" все самое действенное, что на данный момент изобретено различными психологическими школами. Это позволяет за короткий срок добиться цели, о которой человек раньше даже и мечтать не мог. Существует огромное количество разнообразных программ по возвращению позитивного настроя. Особенно интересны в этом отношении социально-психологические тренинги, обучающие искусству общения, гармонии с собой, близкими людьми, окружающим миром. Например, качественные тренинги личностного роста, дающие мощный импульс к максимальному развитию дремлющих в человеке способностей и талантов. Особенно они полезны тем, кто незаметно для себя перешел к шаблонному использованию давно устаревших методов работы, утратил вкус к творчеству.

Позитивные тренинги
Метод семейных расстановок. Разработан известным немецким психологом и психиатром Бертом Хеленгером. Один из участников выходит в центр, и тренер по рассказам "испытуемого" выстраивает модель его семьи, включая взаимоотношения с умершими родственниками. В каждом из звеньев этих взаимоотношений бурлит своя жизнь, которую и пытается отследить тренер, дабы найти источник проблем - "умершую энергию" в каком-то из участков. Над этой "мертвой зоной" и будет работать с помощью тренера и всей группы сам пострадавший. Программа дает возможность увидеть семейные "переплетения", которые ограничивают вашу жизнь, и освободиться от них.
Психодрама. Этот метод появился в 30-40-х гг. благодаря американскому психиатру и социальному психологу Якобу Леви Морено. На тренингах по психодраме "главный герой" - один из числа участников тренинга - рассказывает группе о своей проблеме. Участникам тренинга раздаются роли, и какой-то эпизод описанных главным героем взаимоотношений разыгрывается перед ним по ролям под руководством тренера-психолога в разных вариантах (их может быть от 5 до 10). Метод психодрамы способен повысить производительность труда, смягчить конфликты и даже излечить неврозы.
Творчество. Этот метод не требует особых затрат, им вполне можно овладеть самостоятельно в домашних условиях. Начните делать то, о чем вы всегда мечтали, но на что вечно не хватало времени и сил. Хотели рисовать, писать стихи, фотографировать - творите! Ваша жизнь обретет новые краски, окружающие увидят в вас креативную личность, и к вам обязательно вернется хорошее настроение.
Симарон. Осторожно! Этот тренинг строго противопоказан людям без чувства юмора. Чтобы изменить привычный ритуал жизни человека, симарон разыгрывает комичные шоу, это позволяет раскрепоститься, "впасть в детство" и на какое-то время забыть о проблемах. Человек начинает позитивно мыслить, улыбаться и в итоге притягивать к себе людей, в том числе противоположного пола.
5 Как выбрать правильный тренинг

К счастью, далеко не все психологические тренинги носят деструктивный характер. Поэтому очень важно научиться отличать обычный психологический тренинг от психокульта. Организаторы психокульта обещают своим клиентам решить глобальные задачи: добиться успеха в жизни, стать лидером, заработать миллион. На нормальных же тренингах четко обозначена достаточно узкая тема: как повысить продажи, как лучше организовать работу коллектива, как вести себя при приеме на работу, чтобы получить вакансию. Обычно их проводят в корпорациях. В фирму приглашается психолог, который оценивает работу компании, беседует с сотрудниками, дает советы, как повысить эффективность бизнеса. "Участие в таком обучении допустимо только под наблюдением врача-психотерапевта, что бы там ни говорили сами представители компании, - считают специалисты в Институте судебной психиатрии им. Сербского. - Опасны те тренинги, где дают жесткие, безапелляционные жизненные установки, а также действуют грубыми методами, пытаясь "перепрограммировать" психику. Обычно с этой целью используют интенсивные методики, основанные на внушении. Впечатлительные, склонные к самоанализу личности, а также творческие люди после кратковременной эйфории рискуют впасть в депрессию или даже заработать какое-нибудь более серьезное заболевание".

6 Стоит ли испытывать судьбу?

На данный вопрос следует отвечать исходя из конкретных жизненных, в том числе финансовых, обстоятельств (цена тренингов сильно варьируется - от 1000 рублей до 500 долларов США). Но иметь такой запасной вариант определенно стоит и домохозяйке, и малооплачиваемому бюджетнику, и солидному руководителю фирмы.

Чем хороши тренинги? Они помогают подняться над тупиковой жизненной ситуацией, взглянуть на себя и обстоятельства новым взглядом, ощутить, что вам под силу реально изменить свою судьбу.

Главный плюс любого хорошего тренинга в его прикладном характере. Отучившись неделю-две, вы сразу же сможете и должны приступить к воплощению нового видения собственной жизни.

Конечно, все зависит от тяжести полученной психологической травмы, после которой был утерян тот самый пресловутый позитивный настрой. Как правило, его возвращению способствуют все приведенные методики. Но, если вы пережили тяжелую утрату, то, скорее всего, вам помогут духовные или восточные практики, если же у вас конфликты с конкретным человеком, который портит вам жизнь, то больше подойдет метод психодрамы, решению супружеских и родительских проблем способствует метод семейных расстановок. Если же вы по жизни ипохондрик, попробуйте посетить тренинги по системе симарона или кэморотерапии. Главное - не ждите от психологических методик эффекта волшебной палочки. Сиюминутного результата быть не может. Будьте последовательны. В конце концов вы меняете не платье, а характер. Это не происходит вдруг и сразу. И еще: будьте готовы, приобретая новые качества, расстаться с чем-то для вас дорогим и привычным. Позитив тоже требует жертв.

Тренинг тренингу - рознь
Комментирует Екатерина Киктева, директор по развитию Клуба бизнес-тренеров, психолог
Отличить качественный тренинг от секты бывает довольно сложно. Особенно осторожно нужно относиться к массовым тренингам жесткого типа - таким, как Lifespring, или "Вкус к жизни", с глубокой личностной интервенцией. Кроме того, многое зависит от профессионализма тренера. Он может использовать такие методы воздействия, как гипноз, упражнения из различных духовных практик, эффект от действия которых бывает непредсказуем. И тренер несет ответственность за контроль психологического состояния большого количества людей. Помните сеансы Кашпировского? На них люди переживали самые разные состояния: от влюбленности до транса. Многие тренинги идут всего 2-3 дня, этого времени очень мало для возвращения психики в привычное русло. И даже если все пройдет гладко, нужно быть готовым к тому, что после тренинга ваше восприятие жизни изменится, чувства и переживания обострятся, а состояние легкой эйфории может легко смениться тяжелейшей депрессией. Часто жертвами некачественных тренингов становятся домохозяйки, у которых нет насыщенной эмоциональной жизни. Они получают "лошадиную дозу" лжепозитива, который после возвращения к привычному ритму жизни перерастает в раздражительность, нервозность, еще большую изоляцию от окружающего мира. Поэтому не поддавайтесь на уговоры друзей, которые приглашают вас пойти на тренинг за компанию. Лучше сначала позаниматься с профессиональным психологом, а уж потом с ним вместе выбрать подходящий для вас тренинг.
Не доверяйте активной рекламе, особенно листовкам, которыми увешаны стены в метро или которые пытаются всучить вам при выходе из него. Ни один психологический центр с хорошей репутацией не пользуется такими методами рекламы. Будет лучше, если ваш выбор падет на известный центр с устоявшимися традициями. Например, такие как Московский институт Гештальта и психодрамы. Класс Леонида Кроля, Институт групповой и семейной психотерапии. Институт семейной психотерапии на Пятницкой.
Статья предоставлена журналом
Домашний очаг
08.05.2007

Краткая история японских единоборств
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
Оригинал взят у neveev в Краткая история японских единоборств
jiuИсторически в Японии было много воинствующих кланов, а жизнь японцев проходила в частых военных конфликтах. Почти у каждого клана была своя школа военной подготовки. В каждой школе, естественно, были несколько отличные от других школ методы подготовки и наборы приемов (и, кстати, не факт, что одни из них были эффективнее других).

Безоружные приемы составляли лишь малую часть программы подготовки в таких школах, ведь такие программы включали в себя и верховую езду, и стрельбу из лука, и работу с различными видами оружия (мечи, алебарды, копья и пр.), и связывание противника, и сигнализацию, и основы тактики и стратегии ведения боевых действий, и шпионаж с диверсиями, и приемы пыток, и рисование и чтение карт и т.д. и т.п. Повторю, собственно борьба без оружия – дзю-дзюцу или джиу-джитсу, составляла лишь малую часть программы подготовки.

Кстати, такая же картина наблюдается в подготовке солдат и сегодня – основное место в ней занимает освоение оружия, снаряжения, формирование умений подчиняться, действовать слаженно и пр. Изучают, конечно, и рукопашку, но это лишь дополнительная и в ряде случаев – факультативная часть подготовки современного воина.

В общем воевали японцы, воевали, учились самураи в своих школах, учились, и наступил, в конце концов, XIX век. А во второй половине XIX века после разгрома сословия самураев в результате просвещенного правления (мэйдзи), т.е. перехода Японии к активному перениманию достижений развитых стран Запада (примерно в то же время у нас отменили крепостное право), такие боевые школы пришли в упадок. Но появились отдельные люди, одни из которых хотели сохранить самурайское наследие, тогда как другие хотели на нем заработать. В основном продаваемой частью наследия самураев оказались приемы фехтования мечом и борьба без оружия (ну, и, до некоторой степени, стрельба из лука – это для любителей дзенской медитативной ерунды). Кроме того сыграла свою роль и тяга прагматичных западных людей к восточной экзотике и восточным хитростям: после того как Япония открыла свои границы, в Европе появилось множество учителей джиу-джитсу, которое тогда подавали и продавали как некое чудодейственное средство победы над противником (вспомните «баритсу» из Шерлока Холмса).

Так каков же арсенал дзю-дзюцу? Что удалось получить современным людям от средневековых самураев?

Говоря упрощенно, приемы дзю-дзюцу можно разделить на следующие две категории.

1. Приемы борьбы, которые можно в относительно безопасном режиме применять в ситуации реальной борьбы. Все эти приемы охватываются в большей своей части (именно в большей!) приемами различных национальных видов борьбы, причем, чем больше похожа одежда национального борца на доги (кимоно), тем выше, в принципе, будет сходство. (Это, кстати, было использовано в процессе советизации дзюдо и его превращения в самбо: в советское время было лучше ссылаться на приемы народов советского союза, чем на приемы буржуазной Японии). По сути, создатель дзюдо Дзигоро Кано и отбирал в различных школах дзю-дзюцу именно эти приемы, т.е. приемы, которые можно применять на соревнованиях и отрабатывать в режиме регулярных тренировок без постоянных разрывов связок, вывихов суставов и сломанных конечностей. Сюда же относятся болевые и удушения в стойке, правда, эти приемы, по-моему, в национальных видах борьбы представлены уже и реже, но все-таки представлены, например, в индийской национальной борьбе кушти (ее раздел – харасандхи).

2. Приемы борьбы, применение которых в ситуации реальной борьбы с высокой вероятностью приводит к травмированию противника. Это приемы, запрещенные в современных дзюдо и самбо: захваты за кисть, за пальцы и болевые воздействия на них, воздействия на голову, например, скручивание шеи противника с захватом за голову и пр. Я так понимаю, что в феодальной Японии эти приемы если и отрабатывались с реальной скоростью и силой, то только на пленных и преступниках, подобно тому, как умение разрубать мечом плоть отрабатывалось на приговоренных к смерти (а может это и легенда – слишком кровожадно имхо). Но повторю, эти приемы не составляли существенной части подготовки самурая, поскольку были частью части – сама борьба без оружия была незначительной частью подготовки самурая.

Большая часть приемов первой категории, включая болевые приемы в партере (рычаг локтя, узел локтя и пр. – они тоже малотравматичны, если делать их плавно и обращать внимание на сигналы сдачи, которые дает противник) вошли в дзюдо, а потом и в самбо.

Приемы же из второй категории вошли в айкидо, но, и это очень важное «но», эти приемы не применяются в айкидо в условиях реальной борьбы: в айкидо нет таких спаррингов, как в дзюдо и самбо (кстати, именно потому и нет, ведь если попробовать на реальной скорости и с вложением реальной силы выкручивать противнику кисти рук, то учащиеся школ айкидо все время будут пропускать занятия и ходить в фиксирующих повязках и в гипсе). Да и выполняются приемы айкидо так, чтобы полностью исключить травмы даже на тренировках – отсюда мягкие круговые движения, характерные для приемов айкидо. Поэтому айкидо в итоге стало еще менее применимым в реальном бою, чем спортивное дзюдо. В последнем, по крайней мере, спарринг – это активность, весьма близкая по своей энергоемкости и своему содержанию (необхоимость волевого преодоления) к реальной драке, приемы оказываются довольно травматичными (у нас ведь асфальт кругом, мраморные полы и пр.), да и физическая подготовка в дзюдо посерьезнее будет.

mother morihei
На фото создатель айкидо Уэсиба Морихей в образе Великой Матери

Вообще нужно заметить, что Уэсиба Морихей оказался из-за деятельности Дзигоро Кано в сложной ситуации. Заработать на наследии самураев Морихею хотелось, но Кано его обогнал: все нетравматичные техники, которые можно применять в спарринге, практиковать в регулярном режиме (а только на основе таких приемов можно создавать действительно массовые спортклубы), последний забрал в дзюдо. Поэтому Морихею пришлось выкручиваться: отказываться от спарринга, уменьшать травматичность приемов за счет плавности и круговых движений, ну, и подводить подо все это мистические основы…

Кроме того, некоторые приемы из второй категории входят в прикладные разделы дзюдо и самбо. Это такие приемы как болевые в стойке (загиб руки за спину и пр.). Конечно, в этом случае их отрабатывают иначе, чем в айкидо – без мистики, без лишних кругов и плавности, без цитирования пассажей из плохих переводов «Дао дэ цзин» и афоризмов Уэсибы Морихея. Но об отработке таких приемов в реальном режиме не может быть и речи. В любом случае эти приемы не составляют существенной части специальной подготовки тех, кто такие приемы изучает (полицейские, например).

Кстати, на мой взгляд, полицейским из арсенала дзю-дзюцу нужнее всего приемы конвоирования, которые применяются в ситуации, когда противник не оказывает слишком активного сопротивления, но вот убежать может. Для ситуаций же активного сопротивления лучше использовать полицейское оружие. Да и для конвоирования лучше применять наручники и действовать вместе с напарником, а не в одиночку. (Обращали внимание, как утаскивают агрессивных и экстремистски настроенных оппозиционеров с митингов или как конвоируют по зоне особо опасных заключенных? – там как раз двое на одного и загиб руки за спину).

Что касается применения приемов из второй категории в ситуации нападения человека с ножом, с арматурой, с травматом, могу сказать: от оружия можно защититься только другим оружием. Если на Вас пошли с ножом, возьмите в руки стул, ножку от стула, бутылку, ящик, камень, убегите, наконец, но только не пытайтесь ловить руку атакующего и выкручивать ему кисть!

Добавлю вместо заключения, что не стоит превозносить Японию, объявляя ее матерью приемов борьбы: как говорил один мой тренер: «у любого человека две руки и две ноги», поэтому зная биодинамику человека, можно было разработать приемы бросков, удержаний и болевых и без Дзигоро Кано. Что мы и видим, кстати, на примере других олимпийских видов борьбы: греко-римской и вольной, а также на соревнованиях по национальным видам борьбы (куреш и др.)

Конечно, приведенное выше описание очень упрощенное, в нем я намеренно не эксплицировал многие факторы и аспекты, но в целом все были именно так, как описано выше.

P.S. Я тут не касался истории карате: может быть, напишу о нем когда-нибудь отдельно. Хотя, в принципе, ситуация в нем была та же: окинавским мастерам не давали покоя лавры (мировая известность и доход) доктора Кано, а по-настоящему массовыми (т.е. по-настоящему прибыльными) могут стать только нетравматичные «боевые искусства», которые скорее создают иллюзию силы, чем позволяют развить силу реальную.

Еще по теме:

  1. Айкидо как лжеединоборство.

  2. Психологическое айкидо.



"Курсы саморазрушения. Быстро. Дорого"
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
http://www.sektam.net/forum/index.php?showtopic=3102#entry48728

Тренинги личностного развития обещают быстро изменить жизнь к лучшему, но на деле зачастую приносят только вред.

Владимир Рувинский

«Если бы у меня не было ребенка, я бы выбросилась тогда с пятого этажа», — вспоминает 52-летняя москвичка Маргарита Семикозова. Невысокая, в светлой юбке, на плече сумочка «под леопарда». Говорит, что пять лет приходила в себя после так называемого тренинга духовного развития. Сейчас она в порядке и сама предлагает услуги психолога-консультанта.

Большинство современных тренингов личностного и духовного развития отпочковалось от EST и Lifespring — программ, появившихся в США в 1970-е, на пике популярности движе­ния New Age. После нескольких судебных исков и миллионных выплат пострадавшим участ­никам тренингов или родственникам людей, покончивших с собой после обучения, спрос на Lifespring и EST упал в США почти до нуля.

Роман Тихонов, ведущий специалист Московского тренингового центра, который прошел подготовку в США, объясняет это тем, что тогда «многие концепции» тренингов были теоретическими и на практике «случались перегибы и ошибки». В России Lifespring была популярна в 1990-х, но после массированной критики в прессе программа заглохла. На ее месте образовалось множество новых, которые применяют схожие методики, психологи-профессионалы их жестко критикуют.

Вроде бы, чего опасного может быть в тре­нингах, которые обещают, что научат повышать самооценку, брать на себя ответственность за свою жизнь, поверить в свои силы и пр. Это же советуют книжки по популярной психологии, и ничего крамольного в самих советах нет, другое дело, насколько они полезны конкретному человеку и как этому учат. После тренингов одни впадают в экстаз, становятся адептами движения личностного роста и готовы защищать его с кула­ками, а другие с трудом приходят в себя.

Прочитав в интернете, что тренинг академии «Сотворчество» Лианы Мусатовой «дает шанс каждому совершить прорыв в собственной жиз­ни», 45-летняя Маргарита Семикозова решила, что это именно то, что ей нужно. Карьера не задалась — работала секретарем, официанткой, сиделкой, лифтером, артисткой в кукольном театре, ревизором. Личная жизнь тоже: три бра­ка — три развода. Прорыв нужен был как воздух.

Заплатив $100 за первую ступень тренинга, Маргарита попала в группу из 40 человек. Это были студенты, домохозяйки, деловитые молодые мужчины в возрасте от 18 до 45. На первой ступени ей даже понравилось: новые лица, безо­бидные упражнения на «быстрее, дальше, силь­нее». Проблемы начались на второй ступени. После игры в «испорченный телефон» тренер жестко заявила, что у Маргариты плохо полу­чается общаться и соревноваться. Это задело.

Нажим усиливался. Когда команда, руково­дить которой назначили Маргариту, последней пришла к финишу, опять последовал выговор. А после того как одна из участниц решила больше не посещать тренинг, тренер при всех сказала: «Маргарита, что ты делаешь такого, что люди уходят от тебя?» Эти слова совершенно выбили Маргариту из колеи, но тренер продолжала наседать: «Расскажи, как ты лжешь в своей жизни?».

После этого Маргарита сбежала. Ей звонили, звали вернуться, говорили, что любят ее. Но на этом ее «духовный рост» закончился.

Не унижение, а поддержка

Тренинги личностного роста обычно предлагают трех- и четырехступенчатую систему обучения: базовый, «продвинутый», лидерский курсы. На первой ступени тренер старается создать в группе атмосферу доверия. На второй начинаются испытания. То, через что пришлось пройти Маргарите, — еще цветочки: иногда участникам приходится закапывать друг друга в землю, тан­цевать стриптиз, прислуживать унижающим их членам группы, а также участвовать в ролевых играх, изображая бомжей, проституток, эксги­биционистов. Бывает, доходит до физического насилия. Отказаться от упражнения значит продемонстрировать «слабость», «подвести остальных», вызвать презрение лидера и группы.


Президент тренинговой компании TCI Вла­димир Шубин считает, что приемы раскрытия личностного потенциала нельзя рассматривать вне контекста. По его словам, унижение в данном случае не самоцель — в ходе тренинга его участник лучше узнает себя: если он человек скучный, неинтересный, он должен понять это, особенно если работает с людьми. Когда-то Шубин серьезно занимался программой Lifespring и даже готовил тренеров, в 2000-е отошел от движения и перера­ботал программу под корпоративные тренинги. В идеале, говорит он, в группе должна сложиться атмосфера доверия. Если люди верят, что они друг другу важны и каждый может в себе что- то изменить, то даже грубое высказывание они воспринимают не как унижение, а как поддержку.

Бывший участник тренингов рассказал, например об упражнении «Чего ты хочешь?». Людей разбивают на пары, один партнер должен без остановки задавать этот вопрос, другой — отвечать на него. Все это — под рев музыки, парт­нерам приходится кричать друг на друга. Есть и более жесткие упражнения. Нужно, скажем, громогласно оскорблять и унижать себя или других.

Михаил Ляховицкий, ведущий тренер «Ака­демии тренингов», поясняет, что человек не должен быть готов к упражнению, иначе не будет спонтанности — и пользы. Физическое же насилие применялось лишь как «ответ на внутренний запрос участника тренинга пройти через страх перед конфронтацией или признанием своей агрессии». В любой момент можно остановить упражнение, добавляет Ляховицкий.

«То, что описывали в интернете посещавшие тренинги Ляховицкого, уголовно наказуемо, например, в США, — говорит доктор клинической психологии из штата Иллинойс Оксана Лексэлл. — Многие упражнения — это просто психологическое, эмоциональное, сексуальное и физическое издевательство над людьми».

Участники лидерских программ Ляховицко­го в закрытой переписке жаловались на расту­щую апатию после тренингов, на ослабление памяти, неспособность сконцентрироваться и критически мыслить. «Люди видят только внешнюю форму — вот после тренинга ему стало хуже. Это краткосрочный эффект. Долгосрочно становится лучше. Поэтому дилетантам не пока­зывают процессы, которые требуют понимания сути происходящего», — говорит Ляховицкий.

Культ успешности

В 1980-х два американских профессора, психологи Дженис Хаакен и Ричард Адаме, решили разо­браться, что же происходит на тренингах личностного роста и как это отражается на характере людей. Они записались в группу, работавшую по методике Lifespring, прошли обучение вместе с рядовыми участниками и опубликовали в жур­нале Psychiatry статью «Патология "Личностного роста"». Их вывод был категоричен: тренинги раз­рушительны для любой личности, приводят к ее регрессии — пробуждают в человеке черты эго­истичного, ограниченного ребенка, отрицательно воздействуют на его способность рационально мыслить, взращивают необоснованные фантазии.

На самом раннем этапе «обучения» тренер призывает участников не полагаться только на голову, а прислушаться к голосу сердца, открыть­ся, снять запреты и пр. То есть принимать все происходящее бездумно. Любое сопротивление подавляется. Слушатели должны беспрекослов­но принимать волю лидера, в идеале — слиться с ним эмоционально, направить на него всю свою симпатию, а агрессию — на остальных членов группы, особенно на несогласных.

В ходе тренинга, писали Хаакен и Адаме, оживляется и культивируется примитивный «детский» стиль мышления и аргументации, например суждения в стиле «все или ничего», абсолютистская логика, мистицизм.

Тренинг возрождает и развивает в людях эгоцентризм. Все мы в первые годы жизни — эгоцентрики, уверенные, что другие существуют лишь для того, чтобы всячески ублажать нас. Потом мы взрослеем, начинаем понимать, что у других тоже есть права и потребности, что мы должны не только считаться с этим, но также проявлять к ним внимание и заботу. Тренинг на основе Lifespring, считают ученые, возвращает людей в состояние трехлетнего ребенка, убежден­ного, что мир существует, только чтобы исполнять его прихоти. Вдобавок участникам внушают, что все в жизни зависит лишь от них самих, что объективные обстоятельства не имеют никакого значения, не могут помешать им получить свое. Это подстегивает фантазии о безграничной силе.

На таком фоне поощрение со стороны лидера и других участников тренинга начинает казаться «очень глубоким и важным эмоциональным переживанием». А сама причастность к Lifespring приобретает такую сверхценность, что малейшие попытки критики встречают агрессивный отпор.

«Это курс о невероятных возможностях человека, живущего не в ловушке навязанных кем-то обязанностей, а в пространстве принятых на себя обязательств», — утверждает Илья Егоров, руководитель терапевтического отделения частной медицинской клиники в Москве, прошедший тренинг по личностной трансформации.

Роман Тихонов объясняет претензии к тренингам личностного роста в основном «некачественной работой самопровозглашенных тренеров», которые, не имея нужной подготовки, «решили заработать», и тем, что на тренинги «шло довольно много людей неуравновешенных». Он подчеркивает, что в его центре действует многоуровневая система отбора с участием психотерапевтов и психиатров, а упражнений, вредящих психике здорового человека, «не предлагается».

Бывший тренер Lifespring, некогда входивший в десятку самых авторитетных в России, анонимно заявил, что использование этой методики в любом виде «преступно по отношению к личности». По его оценкам, 70—80% людей выходят с тренингов «с травматическими последствиями». В том числе и с тренингов Романа Тихонова, к которому, по его словам, больше всего претензий и которого никто не контролирует.

Для многих возвращение в реальный мир — тяжелое испытание. «После тренинга Lifespring я проходила реабилитацию в клинике, — вспоминает Татьяна. — Когда меня пытались изгнать из группы, я чуть не выбросилась с третьего этажа, так хотела остаться».

Но хотя интернет полон негативных отзывов о тренингах личностного роста, спрос не ослабевает. И, как считают эксперты, одна из причин этого — культ «успешности», сложившийся в России за последнее десятилетие. Реклама и СМИ тиражируют образцы успеха, люди стремятся им соответствовать, перекладывая на других бремя выбора. Но критерии успеха размыты. Вписывается ли в эту радужную картину твоя работа? Что такое хорошая профессия? При каком доходе ты будешь на коне? Какие отношения с противоположным полом — «то, что надо»? Это порождает тревожность. В основе ее — непонимание себя и других, отсутствие общих норм. «Одни правила декларируются, по другим живем, — говорит руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов. — Вы переходите из одного места в другое и не знаете, правила первого срабатывают во втором или нет, скажем, вы обидите врача взяткой или она маловата. Это напрягает».

Абортированные психологи

В России бум на тренинги по методу Lifespring пришелся на середину 1990-х — начало 2000-х. Получившись, бывшие ученики открывали свои центры, готовили тренеров, это вело к мутации методики и появлению новых форм. Сейчас, по подсчетам бывшего тренера Lifespring», в России порядка 350—400 такого рода тренинговых центров и работают в них 550—600 преподавателей. Что именно они делают, сказать трудно: единых стандартов нет, многое зависит от самого тренера. Начальный тренинг стоит от $100 с человека, «продвинутый» — от $600.

Открыть курсы в России может любой — было бы помещение и деньги на рекламу. Эта деятельность не лицензируется, отраслевые ассоциации ее не контролируют. «Количество тренингов в России никто не пытался подсчитать, да они и не поддаются учету», — замечает Виктор Макаров, глава общероссийской Профессиональной психотерапевтической лиги.

Для психологических курсов другого типа — «как стать счастливым», «как удачно выйти замуж», «как стать успешным» — протоптана своя дорожка. Обычно их ведущие получают сертификат от какого-нибудь тренингового центра: только в Москве их свыше трехсот — это лишь те, что громко заявляют о себе, уточняет Виктор Макаров, большая же часть держится в тени. С сертификатом, который стоит $500—1500, можно зазывать на курсы. Некоторые тренеры за 6—9 месяцев получают послевузовский диплом по психологии (подобные курсы есть почти в каждом институте).

«Мы называем их абортированными психологами», — не скрывает сарказма Сергей Ениколопов. По мнению самих тренеров, им не нужно не то что психиатрическое, но даже качественное психологическое образование, ведь они работают со здоровыми людьми. Хотя отличить их от не совсем здоровых не могут. На сайте Александра Свияша, известного тренера и автора 12 книг по психологии, вышедших общим тиражом свыше 8 млн, написано: «Я сам считаю себя Мастером Позитивного Мышления». Правда, на обложках его книг значится, что он «известный психолог» и «создатель уникальной методики». Тренинговый центр Свияша «Разумный путь» кроме курсов личностной трансформации предлагает программы «Как активизировать свой денежный поток», «Дыхательная практика», «Технология привлечения Достойных Мужчин и формирования Женского Счастья» и т. д.

Поле чудес

Но все-таки настоящее «поле чудес» находится в стране бизнеса. И в начале нулевых тренинговые центры, занимавшиеся личностным ростом, переключились на коммерческие компании.

Обычно «обольщение» начинается с руководителя или высокопоставленного менеджера. Если он проглотил наживку, на тренинг гонят всех. Так было в одной одиозной девелоперской корпорации, которая недавно почила в бозе. Злые языки уверяют, что Lifespring ее и сгубила.

Часто интерес к таким программам проявляют организации с огромной сетью филиалов и высокой текучестью кадров. Поработав на энтузиазме год-два, люди теряют интерес к работе. А продавать нужно! И тогда руководство наседает на кадровиков, требуя от персонала энтузиазма.

«HR смотрит на бюджет и видит, что есть два пути развития. Один предполагает долгое обучение, формирование лояльности, лидерских навыков и т.п. Другой, короткий, дает эффект на квартал или полгода», — комментирует Михаил Вершинин, социальный психолог и маркетолог из Самары. Выбирают, как правило, второй путь.

А там как повезет: отделить жесткий тренинг по продажам от психокульта довольно трудно.

«Удивительно, но даже сейчас, в 2012 году, многие российские компании, даже крупные, считают, что эти методики позволительно применять, более того — их внедряют», — говорит бывший тренер Lifespring, хорошо знающий ситуацию.

В интернете много сообщений о том, что в «Связном» желавших устроиться продавцом-консультантом отправляли на тренинг. Там надо было делать странные упражнения: ползать по полу, кукарекать, мяукать, играть в господина и раба. Руководитель пресс-службы компании Елена Ноготкова прокомментировала эту информацию так: «Мы никогда не проводили тренинги по методике Lifespring. Мы не используем ее и категорически опровергаем эти слухи».

Журналистка RB.ru в 2009 году по заданию редакции прошла первичный тренинг в московском филиале «Связного» и описала свой опыт в рубрике «Тайный соискатель». Она до сих пор с ужасом вспоминает, как ее унижали: на любое ее возражение тренер отвечала грубой отповедью и натравливала на выскочку группу. «Тренеру было лет 23—25, ей нравилось унижать, она чувствовала себя могущественной. Меня линчевали, чтобы остальным было неповадно отстаивать свою точку зрения, защищать свое достоинство или задавать вопросы», — говорит журналистка.

Впрочем, многие тренинговые центры, переключившись на работу с бизнесом, отказались, по их словам, от методов Lifespring. Владимир Шубин основал компанию TCI; среди ее клиентов — Альфа-банк, Nokia-Siemens, «Норильский никель», авиалиния «Сибирь» и т. д.

Компания «МегаФон», заказывавшая в 2008— 2010 году у TCI тренинг «Прорыв», сотрудничеством довольна. «Перед нами стояли амбициозные цели, их требовалось достичь за короткое время. Тренинг призван был помочь в этом, он дает ясное понимание ответственности за результат, за достижение целей и потому многим запомнился, — говорит директор по персоналу "МегаФона" Ольга Филатова. — Программа, безусловно, необычная и яркая».

Владимир Шубин поясняет, что проводит не тренинги, а программы развития для топ-менеджеров под конкретные цели в группах до 16—18 человек. Задача TCI — «катализировать формирование новых подходов и взглядов, новой корпоративной культуры в компании», в которой «все могут расти и добиваться гораздо больших результатов». Тренинг может не нравиться тем, кто должен его посещать. Это нормально, ведь заказывает его собственник или директор, а не люди, проходящие обучение. Если им ничего и не нужно, то они будут «сопротивляться и быть недовольными», — поясняет Шубин.

За 3, 5 года TCI провела в «МегаФоне» 148 тренингов для 1,5 тысячи менеджеров. Один из них уверяет, что они далеки от практик Lifespring. Идти на тренинг никого не заставляли, наоборот, был отбор. Хотя подробностей тут не раскрывают.

«Вы сволочь или сумасшедший»

Психиатрическая лечебница №13 на окраине Москвы. Тихое место. Здесь пациентов выводят из «комы души», как называют психиатры психическое расстройство. Евгения Белякова, член Европейской ассоциации психотерапевтов, проработала тут десять лет, и за это время у нее накопилось много претензий к психологическим тренингам, курсам и консультациям.

Пока она заваривает кофе, я листаю книгу «Практическая характерология» Виктора Пономаренко, автора курсов по деловому общению и разрешению конфликтов. Книга испещрена замечаниями психиатров: «Коллега, кто вам это сказал?», «В корне неверное понимание процесса», «Что это?!». На последней странице резюме: «Вы сволочь или сумасшедший».

Белякова сокрушается, что сегодня каждый может называть себя психологом. Критерии компетентности размыты. «Они не знают базовых основ, типологии личности. Проходят курсы, как психологу зарабатывать $5 тысяч в месяц, и мало кого интересует, как стать профессионалом».

Главная претензия профессионалов к доморощенным психологам такова. У них нет представления о норме и патологии психики. Поэтому они не понимают, что могут спровоцировать своими упражнениями развитие скрытого душевного расстройства. Психотерапевты, прежде чем приступить к лечению, разбираются, что происходит с психикой конкретного пациента. Тренеры работают с группами по 40—80 человек. «У психотерапевтов главный принцип — не навреди. А продавцы тренингов выучили приемы и применяют их ко всем без разбора», — заключает Ениколопов из РАМН.

Как-то на встрече психологов Белякова столкнулась с Александром Свияшем и высказала ему все, что накипело по отношению к таким, как он. «В психиатрической больнице, где я работала, каждый пятый посещал его тренинги. Они вздрючивают эмоции, что для психики многих людей нежелательно и просто опасно», — говорит она.

Но Свияш остался равнодушным к ее упрекам. «Пока платят, пусть ходят» — так, по словам Беляковой, отреагировал он. Сам Свияш этот разговор отрицает. «Откуда Белякова взяла, что наши тренинги приводит к осложнениям?! Если они кому-то навредили, пусть люди обратятся к нам, будем разбираться», — парирует он. И добавляет, что его тренингам уже больше десяти лет и «никаких претензий или замечаний по качеству не было, одни благодарности». Перед началом тренинга участник дает расписку, что не состоит на учете у психиатра и не принимает психотропных препаратов. «Он берет на себя ответственность за последствия, если нарушил это условие», — подчеркивает Свияш. Но, как указывают психиатры, люди, у которых не все в порядке с психикой, часто не догадываются об этом. А главное, психологи или тренеры в России не несут ответственности за свою работу — в отличие от своих зарубежных коллег и психиатров. «Я даже представить себе не могу, чтобы я могла написать в договоре, что ответственность лежит на клиенте», — недоумевает Оксана Лексэлл.

Как-то Евгения Белякова опросила коллег: выяснилось, что не менее двух третей пациентов в «острых» отделениях посещали разные тренинги и семинары. У людей изначально были отклонения, но они шли не к врачу, а на курсы «Как стать успешным и счастливым». Лишь немногие продавцы тренингов перенаправили клиентов к врачам-психиатрам. «Остальные ничтоже сумняшеся брали деньги за консультации и тренинги и учили радоваться жизни», — возмущается Белякова.

НЕБЛАГОПОЛУЧИЕ, вызванное тревожностью, неопределенностью, непониманием, кто ты и что тебе нужно, толкает людей в разные сообщества — и эту функцию часто выполняют тренинги. Люди хватаются за соломинку, они готовы поверить в чудо. Но чуда не бывает — успех не купить за деньги, он приходит в результате напряженного труда и неотступного следования к поставленной цели.

Владимир Рувинский — журналист.

ОМОН.РУ
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
Рассказ о бизнес-молодости

Книга о лайфспринге "Лидер"
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr

6 уроков от нацистов, как из личностей сделать биомассу
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
6 уроков от нацистов, как из личностей сделать биомассу

6 уроков от нацистов, как из личностей сделать биомассу
Как нацистская система ломала личности, как личности противостояли системе и чудовищно деструктивному психологическому полю, какие стратегии использовали нацисты, чтобы сделать из личностей сделать биомассу
9 октября 1,850



Share on livejournal
Готовясь к публичной лекции по психологии личности, я просматривал выдержки из книги психоаналитика Бруно Беттельгейма «Просвещенное сердце». В ней он описывает свой опыт узника концлагерей Дахау и Бухенвальда, в которых он был в 1938-1939 годах, а также опыт других людей, столкнувшихся с системой уничтожения человеческого достоинства позднее, когда нацисты «раскрылись» на полную мощь. Делал пометки, выписки, и в итоге получилась эта статья.

Меня интересовал психологический аспект того, что творилось в концентрационных лагерях. Как нацистская система ломала личности, как личности противостояли системе и чудовищно деструктивному психологическому полю, какие стратегии использовали и как они деформировались. В конце концов, личность – это и есть наши стратегии адаптации к существующему вокруг миру, и от того, какой он, этот мир, во многом (но не во всем) зависит то, какие мы. — пишет Илья Латыпов.

Итак, начнем…

Нацистская система в 1938-1939 годах – времени пребывания Беттельхейма в Дахау и Бухенвальде – еще не была нацелена на тотальное истребление, хотя с жизнями тогда тоже не считались. Она была ориентирована на «воспитание» рабской силы: идеальной и послушной, не помышляющей ни о чем, кроме милости от хозяина, которую не жалко пустить в расход. Соответственно, необходимо было из сопротивляющейся взрослой личности сделать испуганного ребенка, силой инфантилизировать человека, добиться его регресса – до ребенка или вовсе до животного, живой биомассы без личности, воли и чувств. Биомассой легко управлять, она не вызывает сочувствия, ее легче презирать и она послушно пойдет на убой. То есть она удобна для хозяев.

Обобщая основные психологические стратегии подавления и слома личности, описанные в работе Беттельхейма, я для себя выделил и сформулировал ряд ключевых стратегий, которые, в общем-то, универсальны. И в разных вариациях они повторялись и повторяются практически на всех уровнях жизни общества: от семьи до государства. Нацисты только собрали это все в единый концентрат насилия и ужаса. Что это за способы превращения личности в биомассу?

Правило 1. Заставь человека заниматься бессмысленной работой.

Одно из любимых занятий эсэсовцев – заставлять людей делать совершенно бессмысленную работу, причем заключенные понимали, что она не имеет смысла. Таскать камни с одного места на другое, рыть ямы голыми руками, когда лопаты лежали рядом. Зачем? «Потому что я так сказал, жидовская морда!».

(Чем это отличается от «потому что надо» или «твое дело выполнять, а не думать»?)

Правило 2. Введи взаимоисключающие правила, нарушения которых неизбежны.

Это правило создавало атмосферу постоянного страха быть пойманным. Люди были вынуждены договариваться с надзирателями или «капо» (помощники СС из числа заключенных), впадая от них в полную зависимость. Разворачивалось большое поле для шантажа: надзиратели и капо могли обращать внимание на нарушения, а могли и не обращать – в обмен на те или иные услуги.

(Абсурдность и противоречивость родительских требований или государственных законов – полный аналог).

Правило 3. Введи коллективную ответственность.

Коллективная ответственность размывает личную – это давно известное правило. Но в условиях,когда цена ошибки слишком высока, коллективная ответственность превращает всех членов группы в надзирателей друг за другом. Сам коллектив становится невольным союзником СС и лагерной администрации.

Нередко, повинуясь минутной прихоти, эсэсовец отдавал очередной бессмысленный приказ. Стремление к послушанию въедалось в психику так сильно, что всегда находились заключенные, которые долго соблюдали этот приказ (даже когда эсэсовец о нем забывал минут через пять) и принуждали к этому других. Так, однажды надзиратель приказал группе заключенных мыть ботинки снаружи и внутри водой с мылом. Ботинки становились твердыми, как камень, натирали ноги. Приказ больше никогда не повторялся. Тем не менее, многие давно находящиеся в лагере заключенные продолжали каждый день мыть изнутри свои ботинки и ругали всех, кто этого не делал, за нерадивость и грязь.

(Принцип групповой ответственности… Когда «все виноваты», или когда конкретного человека видят только как представителя стереотипной группы, а не как выразителя собственного мнения).

Это три «предварительных правила». Ударным звеном выступают следующие три, дробящие уже подготовленную личность в биомассу.

Правило 4. Заставь людей поверить в то, что от них ничего не зависит.

Для этого: создай непредсказуемую обстановку, в которой невозможно что-либо планировать и заставь людей жить по инструкции, пресекая любую инициативу.

Группу чешских заключенных уничтожили так. На некоторое время их выделили как «благородных», имеющих право на определенные привилегии, дали жить в относительном комфорте без работы и лишений. Затем чехов внезапно бросили на работу в карьер, где были самые плохие условия труда и наибольшая смертность, урезав при этом пищевой рацион. Потом обратно – в хорошее жилище и легкую работу, через несколько месяцев – снова в карьер и т.п. В живых не осталось никого. Полная неподконтрольность собственной жизни, невозможность предсказать, за что тебя поощряют или наказывают, выбивают почву из-под ног. Личность попросту не успевает выработать стратегии адаптации, она дезорганизуется полностью.

«Выживание человека зависит от его способности сохранить за собой некоторую область свободного поведения, удержать контроль над какими-то важными аспектами жизни, несмотря на условия, которые кажутся невыносимыми… Даже незначительная, символическая возможность действовать или не действовать, но по своей воле, позволяла выжить мне и таким, как я».
Б. Беттельхейм

Жесточайший распорядок дня постоянно подгонял людей. Если одну-две минуты промедлишь на умывании – опоздаешь в туалет. Задержишься с уборкой своей кровати (в Дахау тогда еще были кровати) – не будет тебе завтрака, и без того скудного. Спешка, страх опоздать, ни секунды задуматься и остановиться… Постоянно тебя подгоняет отличные надзиратели: время и страх. Не ты планируешь день. Не ты выбираешь, чем заниматься. И ты не знаешь, что с тобой будет потом. Наказания и поощрения шли безо всякой системы. Если на первых порах заключенные думали, что хороший труд их спасет от наказания, то потом приходило понимание, что ничто не гарантирует от отправки добывать камни в карьере (самое смертоносное занятие). И награждали просто так. Это просто дело прихоти эсэсовца.

(Авторитарным родителям и организациям очень выгодно это правило, потому что оно обеспечивает отсутствие активности и инициативы со стороны адресатов сообщений вроде «от тебя ничего не зависит», «ну и чего вы добились», «так было и будет всегда»).

Правило 5. Заставь людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат.

Беттельхейм описывает такую ситуацию. Эсэсовец избивает человека. Мимо проходит колонна рабов, которая, заметив избиение, дружно поворачивает головы в сторону и резко ускоряется, всем своим видом показывая, что «не заметила» происходящего. Эсэсовец, не отрываясь от своего занятия, кричит «молодцы!». Потому что заключенные продемонстрировали, что усвоили правило «не знать и не видеть того, что не положено». А у заключенных усиливается стыд, чувство бессилия и, одновременно, они невольно становятся сообщниками эсэсовца, играя в его игру.

(В семьях, где процветает насилие, нередка ситуация, когда кто-либо из родственников все видит и понимает, но делает вид, что ничего не видит и не знает. Например, мать, ребенок которой подвергается сексуальному насилию со стороны отца/отчима… В тоталитарных государствах правило «все знаем, но делаем вид…»- важнейшее условие их существования)

Правило 6. Заставь людей переступить последнюю внутреннюю черту.

«Чтобы не стать ходячим трупом, а остаться человеком, пусть униженным и деградировавшим, необходимо было все время осознавать, где проходит та черта, из-за которой нет возврата, черта, дальше которой нельзя отступать ни при каких обстоятельствах, даже если это угрожает жизни. Сознавать, что если ты выжил ценой перехода за эту черту, то будешь продолжать жизнь, потерявшую всякое значение».
Б. Беттельхейм

Беттельхейм приводит такую, очень наглядную, историю о «последней черте». Однажды эсэсовец обратил внимание на двух евреев, которые «сачковали». Он заставил их лечь в грязную канаву, подозвал заключенного-поляка из соседней бригады и приказал закопать впавших в немилость живьем. Поляк отказался. Эсэсовец стал его избивать, но поляк продолжал отказываться. Тогда надзиратель приказал им поменяться местами, и те двое получили приказ закопать поляка. И они стали закапывать своего сотоварища по несчастью без малейших колебаний. Когда поляка почти закопали, эсэсовец приказал им остановиться, выкопать его обратно, а затем снова самим лечь в канаву. И снова приказал поляку их закопать. На этот раз он подчинился – или из чувства мести, или думая, что эсэсовец их тоже пощадит в последнюю минуту. Но надзиратель не помиловал: он притоптал сапогами землю над головами жертв. Через пять минут их – одного мертвого, а другого умирающего – отправили в крематорий.

Результат реализации всех правил:

«Заключенные, усвоившие постоянно внушаемую СС мысль, что им не на что надеяться, поверившие, что они никак не могут влиять на свое положение – такие заключенные становились, в буквальном смысле, ходячими трупами…».
Б. Беттельхейм

Процесс превращения в таких зомби был прост и нагляден. Сначала человек прекращал действовать по своей воле: у него не оставалось внутреннего источника движения, все, что он делал, определялось давлением со стороны надзирателей. Они автоматически выполняли приказы, без какой-либо избирательности. Потом они переставали поднимать ноги при ходьбе, начинали очень характерно шаркать. Затем они начинали смотреть только перед собой. И тогда наступала смерть.

В зомби люди превращались тогда, когда отбрасывали всякую попытку осмыслить собственное поведение и приходили к состоянию, когда они могли принять все, что угодно, все, что исходило извне. «Те, кто выжили, поняли то, чего раньше не осознавали: они обладают последней, но, может быть, самой важной человеческой свободой – в любых обстоятельствах выбирать свое собственное отношение к происходящему». Там, где нет собственного отношения, начинается зомби.