?

Log in

No account? Create an account

Butthurt production

мы страстно любим сектантов

Previous Entry Share Next Entry
Жуки на ленте
Баттхерт продакшн Butthurt production
butthurt_pr
Глава 3.
Один из плюсов войны- возможность сгрызть немытый огурец (диарея обязательно прилагается к микозу стопы и патриотизму), глядя на рассвет. Не то, чтоб в городах Великой Родины солнце уже брезговало вставать. Нет! Почему-то в мирное время, независимо от поведения светила, в памяти оставался только тусклый вечерний фонарь, осторожно излучающий инвалидные кванты света среди толпы дохлых столбов-собратьев.
- Ватно! – выстрелил слюнями и жеваным огурцом Второй и Михалыч чуть испугался.
Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,--
Точно в пропасть с обрыва --
И ни дна ни покрышки.*
И. Второй уставился на не менее удивленного Михалыча, прочитавшего отрывок стиха. Смутные детские воспоминания- красный галстук, какой-то праздник и вожатая в короткой юбке. И этот стих. Что за херня?
- Ватно? – переспросил И. Второй.
Воспоминания... В те далекие пионерские времена казалось, что весь праздник: торжественная линейка**, барабанная дробь и надрывные стихи девственников – всё затевалось ради той юбки... И всё это великолепие разбилось нафиг, когда Михалыч увидел физрука, валявшегося в семейных трусах в комнате вожатой... Но стих запомнился.
Точно в пропасть с обрыва --
И ни дна ни покрышки.
И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.
Трусы физрука. Ладно, если б “лычки” и гимнастерка. Трусы.
“Именно так разбиваются имперские мифы”, - подумал Михалыч.
Я -- где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я -- где с облачком пыли
Ходит рожь на холме;
Я -- где крик петушиный
На заре по росе;
Михалыч вспомнил отсидку и замолчал.
Солнце, по такому поводу, перестало выпендриваться и тупо припекло. Война не ждала.
- Ватно!
***

После получения АК вопрос с ночлегом и едой решался легко. Большинство вопросов решалось очень легко до тех пор, пока количество стволов на душу населения не начинало стремиться к единице. Мир сквозь прицел выглядел удивительно понятным, обильным и дружелюбным. А в мирное время отношения были запутанными и странными и совершенно не удавалось найти того гада - физрука. Ко всему прочему, в мирное время среди прочих органов явственно выделялись правоохранительные, что характеризовало зрелость общества и сковывало порывы дико и коряво подросших пионеров.
Мирные объединения граждан вызывали у Михалыча удивление.
К примеру, пивные бары, куда ходили посмотреть матчи Сборной Родины по футболу, парадам, плаванию или чему-то похожему. Теоретически пивной бар должен удовлетворять потребности патриота в пиве и патриотизме. Практически – не удовлетворял во всех смыслах, включая концептуальный.
Михалыч с ужасом вспоминал, например, поход к анонимным алкоголикам (оказалось, что они совершенно не анонимны и вся идея их тусовки- сдавать деньги от тех, кто пьет, - тем, кто курит, из-за чего теоретически снижалось количество выпитого, а практически невероятно борзели курильщики).
И работа в мирное время напрягала. К примеру, что именно и зачем выпускал “Цементно – циферблатный завод им. Дзержинского”, куда пришел после ПТУ работать Михалыч. И что значило “К 2000 году каждой семье отдельную!”, высеченное на бетонном циферблате у входа в отдел кадров.
Война всё исправляла, расставляла по чужим местам и бодрила.
- На запад! – вспомнил Михалыч ещё один тезис “праздника юбки” и герои пошли искать врагов в указанном направлении.
Солнце и русские патриоты уже жгли.
* Александр Трифонович Твардовский. “Я убит подо Ржевом”.
** Линейка- речь, вероятно, идет не о компьютерной игре, а о построении пионеров (типа “свиньи” у армии древних римлян, ибо было в этом ритуале что-то глубоко свинское).

Глава 4.
В современной войне принят принцип безгенералья.
Добровольцам выдают АК, танки, установки залпового огня и взбрызгиватели. А генералы остаются заниматься своими дачами и любовницами.
Звонит, бывало, по секретной линии генерал одной воюющей страны генералу другой и говорит:
- У тебя любовница в каком звании?
- Старший лейтенант, а чо? – говорит другой.
- А у меня любовница младше! – радуется звездатый старикашка и смеется.
“Состоялись важные переговоры между воюющими сторонами”, - сообщают нам Минестерства Иностранных Дел. И хихикают.
Михалыч и И. Второй напоролись на грузовик вооруженных сил противника вторыми (Михалыч зло посмотрел на И. Второго но материться не стал).
Машина была заполнена унитазами и кафельной плиткой для генеральской дачи. Такие грузы не трогали все армии мира, ибо одна генеральская дача наносит армии противника ущерб, сравнимый с залпом примерно 137 ракет Р-17.
Группа, остановившая машину первыми, была вооружена серьезней: кроме АК им выдали взбрызгиватель.
- Неионогенные ПАВ применяют в текстильной и других областях промышленности, - глядя в книгу, протяжно пропел баском Взбрызгиватель и окатил солдата вражеской армией святой водой.
Солдат зевнул.
В кабине скучала блондинка в звании старшего лейтенанта, хотя в ней явно не было ничего старшего, и тем более не бывало лейтенантов (судя по дорогим часам и парфуму).
- Можно быстрее? – попросила блондинка.
- И. Доп! - торопливо пропел Взбрызгиватель и машину отпустили.
И. Второй завистливо осмотрел самоходный взбрызгиватель. Конечно же, это не так эффективно, как танк, но выглядит внушительно и габаритно.Хотя жрет эта махина не только соляру...
Чтоб хоть как-то показать, что и без взбрызгивателей можно быть патриотом, Михалыч затянул строевую песню:
Вот в воздух полетел задорно,
Сапер с собачкой и лопатой.
Да не беда, ему на смену
Пришлют две новые собачки.*
Мимо патриотов потянулась бесконечная колонна с генеральским линолеумом, брусом и утомленными бракоделами в погонах.

* не Александр Трифонович Твардовский.